?

Log in

No account? Create an account
savliy
31 December 2018 @ 07:59 pm

Страница открыта для комментариев. Баны без объяснений за оскорбления, мат и спам. А также за переход на личности и клевету на русский народ и русскую историю. А еще за попытки нравоучений от людей некомпетентных и наглых. Общаться я предпочитаю с грамотными и приличными людьми. Умный, если чего не знает, - спросит. Глупый начнет спорить. Остальным лучше меня не задевать - общение буду прекращать очень быстро.
Мне также предпочтительно общаться с действующими или потенциальными соратниками. Их всегда не хватает. А вот советников всегда в избытке. Просьба советникам умерить свою активность.
Предпочтительна переписка с автором по почте savliy@gmail.com . При условии сообщения кратких сведений о себе, включая фамилию, имя, возраст, профессиональные ориентиры.

Tags:
 
 
savliy

Оргкомитет на этот раз сработал, мягко говоря, "на троечку". Что объясняется обособлением части прежних организаторов в движение НПСР. Больше полугода мы не встречались и не проводили организационных совещаний. Выборы нас не сплотили, а разделили. После президентской избирательной кампании накопились разные недомолвки. Никто в оргкомитете толком не знал, за что он отвечает, а подхватывать, как прежде, ту или иную сферу ответственности по доброй воле, желающих не было. Поэтому, например, на шествии оказалось два плаката "Русский марш". 

Управление звуковой установкой - дело непростое.

Степень взаимодействия наших основных соорганизаторов оставалась достаточно низкой. Запланированное на шествии исполнение активистами РИД русских песен и русского гимна превратилось в карикатуру, поскольку в микрофон был слышен только один голос, а поющий считал, что он поет в хоре. Кроме того, была договоренность о том, что пение идет под фонограмму, чтобы соблюдать ритм и не перевирать в мелодии. Этого не получилось. Пение "включилось" прямо посреди моего выступления от передвижной установки - как будто мои слова вообще не имели никакого значения. Исполнение всего обширного текста "Боже Царя храни" совершенно никуда не годилось - больше походило на болезненное навязывание другим совершенно непонятных слов и тем. Достаточно было двух куплетов. Жаль, что чувство вкуса и такта изменило "ридовцам".

Read more...Collapse )
 
 
savliy

(ответы на некоторые вопросы)

Есть ли сейчас смысл участия в политике, или нужно уйти в леса?

Решение в каждом конкретном случае свое. Кому-то, может быть, надо спрятаться в скит, кому-то просто воспитывать детей. Политикой могут (и должны) заниматься люди, которые для этого имеют достаточно времени, а также способности усваивать и правильно оценивать информацию. Без этого занятие политикой наносит только вред стране и окружающим. К сожалению, таких «вредителей» в последнее время – большинство. Они судят и осуждают все, что попадается на глаза, не только не имея надлежащего образования и культуры, но также не имея желания вникать в суть проблем и уважать мнение компетентных профессионалов. Подобные «политики» только хаотизируют политическую среду и помогают олигархии править так, как она правит – разоряя страну и уничтожая народ.

Какова сейчас политическая повестка для православных?

Для православных повестка дня в политике не меняется. Как и в жизни. Православные – из тех блаженных, алчущих правды, которые насытятся (то есть, достигнут чаемого, соединившись со Христом). Политика касается любого православного по завету св. Иоанна Кронштадтского: «Россия есть подножие престола Господня». Любовь к Отечеству есть приближение к любви к Отечеству Небесному, иконой которого является Русь в ее историческом измерении. Поэтому «повестка дня» - спасение России от уничтожения, которое подошло к нам столь близко, как не было еще никогда до того.

Read more...Collapse )
 
 
savliy

Коммунистическая пропаганда оказалась гораздо прилипчивее, чем можно было представить в 90-е. Она породила целый пласт русофобии в поколениях, которые не застали коммунистическое правления. Множество людей, не приобщившись к русской культуре, решили, что для них существует только один "свет в окошке" - СССР, только одна форма власти - советская, только один бог и пророк в одном лице - сухорукий и рябой грузин Иосиф Джугашвили.

У людей современных на дне измельчавшей души обнаруживаются грязные отложения большевизма, чью лживость знали почти все без исключения еще в 70-х, а в 80-х она была всесторонне публично разоблачена. Но теперь об этом позабыли. 

1. "Монархия? Это мы уже проходили". Мол, монархия "неэффективна, мол, она - анахронизм.

Именно что "проходили" - что-то слышали о монархии. Иные либералы даже умеют различать абсолютную и конституционную монархию. Не замечая, что ничего абсолютного в земной жизни не существует, а в Великобритании при "неабсолютной монархии" нет никакой конституции. 

С этим "проходили" отрекаются от русской истории - которую "прошли" и решили забыть. А вместе с русской историей пренебрегли опытом предков, построивших одно из величайших государств мира и Русскую цивилизацию. Отрекаясь от монархии, отрекаются от России, какой ее нам Бог дал, отрекаются от того, что было прочно веками и стояло на защите народа во всех исторических катаклизмах.

Read more...Collapse )
 
 
savliy
11 August 2018 @ 06:46 pm

В Казани мне довелось провести всего два дня, и большая часть времени была занята участием в съезде авиапроизводителей. 

Сначала о съезде. Пафоса, как всегда в таких случаях, нагнали много. Но все равно получился минор. Никаких перспектив - вот общий тон выступлений, даже когда они хотели какие-то перспективы обозначить. Подготовленная Резолюция съезда - "ни о чем". Мы написали какие-то дополнения, но их уж точно никто даже читать не станет. На съезд не приехали основные производители. Уверен, потому что похвастаться нечем. А если говорить правду-матку, то назавтра можно лишиться должностей. На второй день были "круглые столы", которые на самом деле оказались совершенно заунывными семинарами "научной общественности", которая говорила сама с собой без присутствия производителей. Продуктивность подобного разговора была нулевой.

Казань удалось посмотреть только из окна такси и ночью - во время прогулок. Очень красивый город. Город должен быть именно таким - соразмерным человеку. Чтобы не было никаких подавляющих сооружений тюремного вида и расцветки, чтобы историческая часть сохранялась вопреки желанию нуворишей все разорить и застроить своими нелепыми каменно-стеклянными монстрами (как это делали Лужков и Собянин, искалечив Москву уже окончательно). 

Read more...Collapse )
 
 
 
savliy
Имея в виду глубокую идиотизацию правоохранительной системы РФ, а также смутность сознания многих потенциальных читателей, должен сразу оговориться, что не испытываю и никогда не испытывал никакой симпатии ни к личности Гитлера, ни к его политике. В то же время объявление о запрете "Майн Кампф" в 90-е и реализация этого запрета путем внесения Генеральной прокуратурой РФ книги в список экстремистской литературу в 2010 году, я считаю не только глупостью, но и беззаконием. "Майн Кампф" издавалась и издается в США, большинстве европейских стран и Германии, а все затруднения с изданием были обусловлены правами баварского правительства, которые к настоящему времени исчерпались. Запрет на издание и распространение книги в России создает "запретный плод", между тем ее нетрудно найти в сети Интернет.
"Майн Кампф" - книга скучная, и совершенно непригодная для пропаганды. Любопытство публики могут вызвать разве что фрагменты автобиографии Гитлера до 1923 года. Они составляют небольшую часть объемистого труда и не содержат никаких откровений. Основное содержание книги - это пространные эссе на различные социально-политические темы, среди которых "еврейский вопрос" и примыкающая к нему "расовая теория" занимают также весьма незначительную часть. Если отложить в сторону этот "вопрос" и эту "теорию", идеи Гитлера практически не выходят за рамки традиционной для того периода истории Германии национально-консервативной мысли. Но нас интересует именно отложенное - как объект исследования. Полагать, что этот интерес несет в себе попытку что-то пропагандировать или возбуждать ненависть, - значит заведомо подличать и лгать. Но именно такой подлости и лжи я вполне могу ожидать в связи с практикой правоприменения "антиэкстремистского" законодательства, которая предполагает не основанные на законе репрессии за хранение книги Гитлера и даже за ее цитирование - вне контекста целей цитирования. (Известно, что уголовные дела в РФ возбуждают даже за изображение свастики на антифашистских плакатах.) Поэтому мне придется воздержаться от цитат. Хотя это - вовсе не гарантия того, что идиотизм системы не использует данный материал как повод для расправы.Read more...Collapse )
 
 
savliy
19 April 2018 @ 06:29 pm

Об итогах съезда НПСР

Посмотрев видеотрансляцияю съезда НПСР, я уверился в том, что мое решение о выходе из состава ПДС и неучастие с создании движения НПСР было совершенно верным.

НПСР формируется как движение "левое", а не национальное. Ничего "правого" в выступлениях я не увидел. Зато увидел то же лукавство, что присутствует в самом очевидном виде в КПРФ. Хотя в данном случае оно было менее ловким и привычным, зато более заметным. Фактически это лукавство превращает новое движение в придаток КПРФ. Причем на месте широких коалиционных проектов (РНФ как коалиция, ПДС как переговорная площадка) возникает нечто узкое в организационном смысле и размытое в идеологическом.

Казалось бы, в течение выборов было достаточно поводов и фактов для того, чтобы никогда не иметь дело не только с КПРФ, но и с коммунистам вообще. Но Грудинин и другие, во-первых, делают вид, что у нас была какая-то коалиция или даже блок с КПРФ, а во-вторых, намерены продолжать взаимоотношения с очевидными предателями из этой партии. По умолчанию делегаты согласились с тем, что блок-союз с КПРФ был, что предательство в КПРФ было, но также и что в дальнейшем этот блок-союз сохранится. Это абсурд. Участвовать в абсурде я лично не намерен. И очень сомневаюсь, что  при таком абсурде с новым движением у нашей партии могут быть какие-то соглашения. Тем более, что многие из тех, кто подписывал коалиционное соглашение РНФ, теперь оказались в руководстве НПСР. Получается, что эти подписи теперь не стоят ничего. И следует считать РНФ распущенным - вплоть до момента, когда обязательства в рамках РНФ будут подтверждены. Это печальный результат, поскольку реальную работу в течение нескольких лет вел именно РНФ, но на выборах каким-то образом вперед выдвинулась чисто совещательная группа ПДС, а теперь из этой группы отфильтровалась еще более узкая группа, возглавившая НПСР. Это тоже абсурд.

Абсурд состоит также и в том, что в документах НПСР по настоянию Ю.Болдырева внесены благодарности в адрес КПРФ за выдвижение Грудинина. Как будто именно это и было нашей целью. Как будто для нас было важно просто поучаствовать в выборах, а результат нас вообще мало интересовал. При этом Юрий Юрьевич не раз произнес в своих комментариях последнего времени слово "саботаж". Что саботаж был системным и нацеленным именно на тот результат, который был объявлен Кремлем, очевидно. Я не понимаю, зачем  в таком случае требовать от КПРФ какого-то "разбора полетов"? Ведь тебя игнорировали не только во время выборов, но и после выборов! Все условия есть, чтобы сделать о КПРФ и о руководстве этой партии окончательные выборы. Тем более, внутренний "разбор полетов" коммунисты уже провели сепаратно на своем пленуме, не пригласив туда никого из НПСР. К чему тогда эти реверансы, к чему эти слова про "союз", "блок", "единство всех сил"? Ничего этого не было, и нет. И не будет. Выходит, что риторика лукавая. О вас вытирают ноги, а вы все еще обращаетесь к этим ногам с вопросом, что же они, в самом деле, намерены делать? Ведь за сотрудничество к НПСР местные лидеры компартии получали от своего руководства взыскания вплоть до отстранения от должности. И что нам еще непонятно?

Лукавство говорить, будто бы у нас был какой-то единый штаб с КПРФ. Такого штаба не было. Был только штаб КПРФ. Он же - штаб Грудинина. У НПСР также был свой штаб, пусть даже его теперь Юрий Болдырев и назвал "партизанским отрядом". Штаб реально был. И занимался черт знает чем. До такой степени, что я однажды даже сказал: "Зачем работать на врага?" Имея в виду КПРФ и требования саботажников, которые загружали нелепой работой и штаб НПСР, и активистов на местах. Очень удобно теперь считать, что штаба не было вообще, а значит, и не может быть никаких претензий за провал работы.

Мне совершенно непонятно, как можно выбирать сопредседателем нового движения Павла Грудинина, который ни слова не сказал о своих Обязательствах перед национал-патриотами и о причинах их неисполнения? Тем более, когда он даже не пожелал остаться на учредительную часть конференции, где его и избрали сопредседателем. Здесь также налицо лукавство: очевидный вопрос так и не обсужден, и даже признаков того, что он когда-либо будет обсужден, не существует.

Несколько ранее я заметил подобное же лукавство в выступлениях координаторов и штабистов НПСР на конференции партии "Великая Россия", где мы практически все время отдали для их выступлений. Не предъявляя личных претензий, я отреагировал на это лукавство в своем выступлении на секции МФЭ, которую вел Ю.Ю.Болдырев. Несмотря на публикацию моих тезисов и видеотрансляцию, координаторы НПСР вообще не услышали того, что я сказал. Видимо, не слышали меня и в течение всей избирательной кампании. Немудрено, что просто поначалу не заметили моего приглашения на конференцию "Великой России". Тогда понятно, что никакого реального соратничества у нас на выборах не было. Была имитация и использование результатов общей работы для каких-то неясных целей.

На съезде ни слова не прозвучало о блокировании "русского вопроса". Это катастрофа. И свидетельство того, что активисты под руководством лидеров НПСР сползли "влево", забыв вообще о том, зачем вообще они участвуют в политике. Грудинину также никто не поставил на вид неисполнение обязательств перед ПДС НПСР и Народными лидерами - не только организаторы съезда, но и вообще ни один из выступавших. Получается, что вся наша совместная работа в течение последних лет разменяна на перспективу поиграть в выборы еще и еще раз - в муниципальные, региональные, губернаторские. Это соблазн для многих. Но это же - ликвидация всех перспектив построить действительно дееспособную организацию.

Надежда остается, что аудитория съезда все-таки не соответствовала составу президиума - не настолько "левая" или частично все-таки "правая". Ведь зал очень бурно поддерживала искреннюю критику в адрес КПРФ, а также штаба НПСР. Разочарование в съезде отражено в тех письмах, которые пришли ко мне от нескольких его участников.

Ну, не признали выборы на съезде. И что? Опять перебросили на КПРФ обращение в суд по этому поводу. Какой в этом смысл? Решение суда в случае рассмотрения иска известно. Но ведь КПРФ даже не соизволит использовать данный текст. Предатели, агентура режима получают предложение от НПСР выступить против этого режима в суде? Абсурд! Какой тогда смысла критики КПРФ в принятой резолюции? В той же резолюции - благодарность Грудинину за подписанные Обязательства, но ни слова - об их выполнении. Абсурд!

В резолюции было много сказано о "партизанской" работе, но кто именно организовал ее, НПСР осталось неизвестным. Я лично знаком с теми, кто этим занимался во всероссийском масштабе, но на съезде НПСР их не было. Сам лично я много сил вложил именно в "партизан", но у меня даже никто не поинтересовался, кто же это был - только подхватили слово "партизаны". Между тем, "партизаны" оказались в глазах НПСР какой-то безликой инициативой, которую использовали, но в дальнейшем проигнорировали. Это абсурд! Разве эти люди в дальнейшем будут снова помогать НПСР, когда их даже во время выборов штаб грубо игнорировал? Я это знаю по своему опыту, по своим перепискам. По сути дела, вся "партизанская" работа была запущена еще в январе, но она в штабе НПСР ни разу не обсуждалась и не оценивалась! Все это похоже на известный анекдот, который заканчивается словами: "Всем спасибо, все свободны!"

Действительно, мы теперь все совершенно свободны.

 
 
savliy

(Тезисы, оглашенные на Московском экономическом форуме 04.04.2018)

1. "Русский вопрос" имеет прямое отношение к формированию эффективной экономики. Поскольку русская традиция опирается на производительный труд, мастерство и интеллект, а либерально-западническая ("кремлевская") - на денежные махинации. Откат к сталинизму, обещанием которого КПРФ удерживает остатки своего электората, - не меньший абсурд, чем "информационная экономика", о которой грезят в Кремле.

Социальная политика также напрямую завязана на "русский вопрос", поскольку нынешний режим опирается на кланы, которые либо денационализированы (а потому хранят свои богатства за рубежом), либо составлены нерусскими - на основе этнокриминальной солидарности. У русских таких кланов нет. Поэтому общество уже разделилось - на нерусские имущественные "верхи" и русские "низы", включая предпринимательское сословие - производителей и деловых людей, успешность которых ограничена олигархической формой государства.

Русские национальные интересы прямо связаны с ликвидацией олигархии и с формированием русского национального государства, в котором граждане всех коренных национальностей РФ будут защищены русской традицией общежития от нищеты и бесправия.

"Русский вопрос" напрямую связан государственным строительством, поскольку русские без России существовать не могут. Антигосударственная деятельность кремлевского режима уже уничтожила почти все признаки государства, а потому русские вот-вот останутся ни с чем.

Вывод: актуальность "русского вопроса" имеет решающее значение для выбора между продуктивной государственной и хозяйственной жизнью или номенклатурно-олигархической смертью.

2. Национально-патриотические силы проявили себя на выборах как носители мировоззренческого комплекса, существующего и даже доминирующего вопреки действиям властей, которые всеми силами его подавляют, а также враждебности носителей "левых" (коммунистических, социалистических, космополитических и интернационалистских) воззрений.

Русский национализм также охватывает значительную часть населения (лозунг "Россия для русских" многие годы сохраняет популярность у примерно 50% населения), но в условиях нынешней избирательной кампании идеи русского национализма не только не были задействованы, но даже не были допущены до публичного обсуждения. Что является результатом политики "левой" части руководства избирательной кампании и непротиводействия со стороны координаторов н.-п., занявших центристскую позицию, но при этом так и не решившихся опереться на "правый" фланг. Что, разумеется, сократило поддержку компромиссного кандидата на выборах.

Современные технологии организации и пропаганды были на стороне н.-п., которые при отсутствии каких-либо средств смогли отвоевать Интернет, и власти спохватились слишком поздно, включив грязные методы работы в сети лишь в конце избирательной  кампании. Некоторые эффективные организаторы движения интернет-партизан остались неизвестными даже штабу НПСР. В то же время "левые" продолжили использовать устаревшие технологии плакатно-листовочного типа, которые оттолкнули от Грудинина массы некоммунистических избирателей. Что позволило власти фальсифицировать выборы и даже внедрить в сознание людей тезис о том, что выборы хоть и были нечестные, но Путин на них, бесспорно, победил. Этот тезис был озвучен Грудининым и Зюгановым, хотя независимых социологических исследований никто не проводил. Среди национал-патриотов при опросах в Интернете более 90% не признают объявленных результатов, а на выборах поддерживали Грудинина не менее 60-70%.

Вывод: "Левые" воззрения вольно или невольно подкрепляют действующий режим и используются для имитации избирательного процесса. "Правые" (национал-патриоты и националисты) владеют как более продвинутым мировоззрением ("левые" социальные идеи включены в него как часть) и более современными технологиями пропаганды этого мировоззрения. Но предательская суть "левых" блокирует участие "правых" во власти и даже в оппозиции. Национальная оппозиция оказывается полностью "внесистемной", потому что "левые" вступили в альянс с режимом, чтобы удержать свою "системную" площадку - несколько десятков депутатов в Думе и несколько сотен на региональном и местном уровне, а также несколько губернаторов.


28.12.2017 Павел Грудинин подписывает перед национал-патриотами Обязательства, но до конца выборов они так и остаются не исполненными.

3. Попытка накрыть н.-п. "левым" влиянием теперь вполне очевидна (порой на местах при участии КПРФ создаются такие же фиктивные структуры НПСР, какими являются и структуры КПРФ). Это связано с исполнением определенной политической функции - соучастием в обмане народа, который исходит из правящих кругов, а КПРФ является филиалом этих кругов.

Замалчивание "правой" повестки дня, как мы убедились, было неслучайным. Несомненно, что это (вместе с условием запрета на критику Путина) было частью конвенции, заключенной между Кремлем и Зюгановым и его окружением.

При этом КПРФ "забывает" даже пункт собственной программы, где говорится о геноциде русского народа. Все знают про геноцид, но молчат. Почему? Потому что закулисная конвенция требует "не возбуждать" самые актуальные вопросы. Отсюда и саботаж на выборах, который был следствием не глупости отдельных лиц, а системным решением, исходящим из соучастия в фальсификации политической системы. В рамках этой фальсификации решалась и задача спасения своей площадки, обеспечивающей безбедное существование коммунистической номенклатуры, вписавшейся в либеральную олигархию.

4. (Данный тезис не оглашен в связи с недостаточностью времени на выступление) В избирательную кампанию н.-п. входили с русской темой, но во время избирательной кампании она не была отражена в агитации даже как второстепенная. Русская тема исчезла, растворилась в "левой" риторике. А также была замазана "красной" символикой и мифологией сталинизма.

Организационно также произошло растворение национально-патриотических организаций в стихии "левой" агитационной работы, когда н.-п. приходилось мириться с тем, что всю агитпродукцию они получали от КПРФ, и сама эта продукция является "красной". И к тому же совершенно бессодержательной. Проекты агитпродукции НПСР просто не пропустила коммунистическая цензура. Не потому что в ней было что-то антикоммунистическое, а потому что она была содержательной и обещала стать эффективной.

Во время выборов совещательная структура ПДС НПСР превратилось в неоформленное движение, составленное из спонтанно действующих активистов на местах, имеющих очень разнородные и причудливые политических взгляды. В данный момент русским националистам, чье мировоззрение четко очерчено русской социальной философией, предлагают признать рыхлую структуру с непонятными (или просто "левыми") ориентирами центром какой-то новой консолидации. Партия "Великая Россия" не планировала ни растворяться в такой структуре, ни отказываться от своей идеологии. Поэтому формирования движения НПСР мы ожидаем, предполагая дальнейшее партнерство на базе коалиции Русский национальный фронт. Совещательная функция ПДС в настоящий момент исчерпана - в процессе выборной кампании она не сработала.

Перспективным мы считаем выстраивание трех организационных центров "правой" части политического спектра - н.-п. с довольно размытой позицией по многим вопросам, русские националисты (ВР и др.) и "даже монархисты" - Монархическое движение, которые сейчас начало формироваться. Укрепив субъектность этих политических сил, мы получим возможностью для честных коалиций без обращения к обманувшим нас и всю страну "левым".

5. Будущее России и перспективы русского национализма связаны со следующими факторами:

- исчерпанность прочих мировоззренческих комплексов,

- неизбежная смена поколений в политической и имущественной элите,

- очевидная невозможность электоральной демократии в рамках сложившегося политического режима,

- хозяйственная разруха как следствие тотальной коррупции и "ручного" управления государством и экономикой,

- политическая нестабильность как следствие измены национально-государственным интересам со стороны олигархических "верхов" (вплоть до провоцирования войны).

Как мы видим, впереди перспектива усиления н.-п. настроений на фоне нарастающей опасности окончательного краха государства и экономики. Войной постараются списать свою ответственность за бедственное состояние страны и космические масштабы воровства (как пытались в Донбассе и в Сирии, а до того - в Чечне).

Задача русских националистов: удержать флаг, не отступая от своих идейных позиций, которые глубоко проработаны и основаны на русской философской и государственной традиции. Время работает на нас.

Наше дело правое. А местами даже "ультраправое". И поэтому мы победим.

 
 
369numernoy


На всех выборах, происходящих в нашей стране, меня больше всего интересуют цифры , особенно в динамике подсчета (ну что поделать, если победитель известен давно, и остается только наблюдать какую "новую высоту" он возьмёт в этот раз)
Так в этот раз основным лейтмотивом для меня было АБСОЛЮТНОЕ число голосующих за Путина, особенно в сравнении с 2012 годом
[Смотреть далее...]
Для начала - данные за 2012 год


Мы видим, что за Путина проголосовало 45,6 млн россиян или 41,5% от имеющих право голоса (чуть менее 110 млн россиян)
И для меня была интрига - наберет ли он в этот раз эти 45 млн?
И поначалу казалось, что НЕТ
Я даже дал прогноз, что за Путина проголосуют порядка 40 - 41 млн, и будет потеря порядка 4,5-5,5 млн голосов, или более 10% от результатов 2012 года.
Почему? Вот данные после обработки почти 25% голосов


Голая математика.
если после обработки 24,58% протоколов Путин имеет 9,675 млн, то после 100% можно предположить 39,36 млн.
еще интереснее ОБЩЕЕ число принявших участие в голосовании

задача - имеем 24,58% протоколов, за Путина 72,4% и это 9,675 млн.
Значит всего за кандидатов проголосовало (9,675 делим на 0,724) 13,363 млн. И если это 24,58%, то всего голосовало  54,366 млн человек

При этом постоянно нам в уши лили, что "в выборах будут участвовать 100 000 000 россиян" и можно было предположить. что и явка не особо высокая - где-то в 55%.
Я понимаю, что не было еще посчитана Чечня, Ингушетия и Крым, где в лучших традициях "хлопковых и банановых республик" и приходит 90% населения и 90% голосует так, как надо! НО это не самые густонаселенные районы, поэтому их влияние на общий результат не настолько велико, насколько велики "манипуляции с цифрами"

Ложась спать я увидел вот эту картину


Больше половины протоколов обработано. Проведем АНАЛОГИЧНЫЕ подсчеты

задача - имеем 50,15% протоколов, за Путина 75,01% и это 21,930 млн.
Значит всего за кандидатов проголосовало (21,930 делим на 0,7501) 29,24 млн. И если это 50,15%, то всего голосовало  58,305 млн человек

УПС!  Значит число проголосовавших уже выросло на 4 миллиона человек. Да и явка подросла до вполне разумных 58%

Но утром я был в легком шоке.

Оказывается, что за Путина проголосовало более 56,2 млн человек


Это как? Если всего голосовало 58 миллионов (оценочная цифра после обработки половины протоколов) КАК можно было получить 56, 2 млн за Путина?

Дальше еще круче - явка оказывается стала просто космической 67,43% и за Путина уже 76,67% голосов


В третий раз решаем задачу

задача - имеем 99,81% протоколов, за Путина 76,67% и это 56,2 млн.
Значит всего за кандидатов проголосовало (56,2 делим на 0,7667) 73,301 млн. И если это 99,81%, то всего голосовало  73,44 млн человек

КАК ТАК?  т.е. при обработки 50% протоколов у нас было 58 млн избирателей. а при почти 100% уже 73 млн?
Откуда взялись эти люди?

далее. Если явка 67,43%, а проголосовало 73,44 млн, то сколько имели право голоса?

108,914 миллионов россиян!

Это явно не те "сто миллионов" о которых постоянно вливали нам в уши.
Но ладно, пусть в ЦИК не знают, сколько людей имеют право голоса - сто или сто десять миллионов, интересно другое

при обработке 50,15% процента голосов за Путина было 21,93 млн
а при 99,81% за него уже 56,20 млн

Легко вычисляем, что на эти 49,66% приходится 34,27 млн


Число проголосовавших на выборах  мы уже знаем - 73,44 млн

49,66% от числа проголосовавших можно легко вычислить. Это 36,47 млн

И получается, что среди эти 36,47 млн человек за СОЛНЦЕЛИКОГО отдали свои голоса 34,27 млн или 94% голосовавших

Вы верите в это? Т.е. половина протоколов посчитана - за ЛИДЕРА 22 миллиона. посчитаны почти все и за него не 44 (как можно было бы предположить простой интерполяцией), а целых 56 млн. Т.е. одна половина проголосовавших дала ему 22 миллиона, а вторая - 34 миллиона?  Ну это какие-то сверхпреданные люди. 94% это даже круче, чем в Чечне, Ингушетии и Крыму. И так на ПОЛОВИНЕ территории страны. Верите ли вы в это?

Я - нет! Ночью произошло лютое нагибалово в подсчетах.
И с поставленной задачей - "он ДОЛЖЕН набрать много больше в абсолютных цифрах, чем в 2012 и даже чем Медведев в 2008" - Эллочка справилась ОТЛИЧНО!

Ждем официальных итогов, и тогда сможем уточнить мои подсчеты, но думаю. что разница будет в ДОЛЯХ процентов.

Ну что, кто готов меня убедить, что ВТОРЫЕ 50% россиян (которых считали глубокой ночью) реально в 94% проголосовали "За стабильность!"?

ЗЫ Для "плакальщиков", что 25% протоколов это всего-то 15% избирателей, так как "в Сибири народ не живет", написал ВТОРУЮ часть анализа. Читайте, бросайте тапки...




 
 
savliy
Евгений Дюринг известен русскому читателю больше всего по работе Энгельса "Антидюринг", в которой сподвижник Маркса решил изложить идеологию марксизма, критикуя известного и популярного в Германии мыслителя.
К сожалению, судьба Дюринга сложилась трагически. В расцвете своего таланта он ослеп, а затем был изгнан из Берлинского университета. Возможно, это изгнание было связано не с профессиональной деградацией, а с взглядами философа, в которых он не скрывал своей ненависти к евреям, которых винил во всех проблемах своей страны. Брошюра Дюринга "Еврейский вопрос" обеспечила своего рода "пик" известности автора. Она многократно переиздавалась с дополнениями при его жизни, а в 1906 году была издана и в России.
В современных условиях "еврейский вопрос" табуирован - как в России, так и Европе. На немецком языке издание брошюры столетней давности можно купить за 300-500 евро, а на русском языке она была переиздана в 2000 году, а потом объявлена "экстремистской" и внесена в список запрещенных материалов. В интернет-сети брошюра всюду уничтожена. Публичное ее размещение в сети или издание грозит тюремным заключением - наравне с "Майн Кампф" Гитлера. При таком нелепом подходе становится невозможным научное осмысление работы Дюринга, а также непростых отношений между немцами и евреями, которые превратились в целую легенду о Холокосте, которой стараются затмить все трагедии ХХ века, включая русскую трагедию - геноцид русского народа как со стороны оккупационных сил германского вермахта, так и со стороны репрессивных органов сталинского режима.

Слепота не позволила Дюрингу создать подлинно научный труд. Текст "Еврейского вопроса" несет на себе очевидные признаки устной речи - прежде всего, повторы одной и той же мысли. Не имея возможности работать с источниками, Дюринг фактически знакомит читателя со своими выводами. И мы попробуем оценить не степень обоснованности, а определенный итог большой мыслительной работы, обобщающей воззрения на "еврейский вопрос" не только самого Дюринга, но и множества немецких философов, в значительной степени повлиявших на мировоззрение немецкого народа, сформировавшегося к началу ХХ века.
Мы учтем, что русский перевод не всегда точен, а поэтому не будем обращать внимание на стилистические особенности текста, в частности на то, что автор перевода в одних случаях пишет "евреи", в другом "иудеи", в третьем "жиды", хотя в немецком тексте всюду значится только Juden. Переводчик, похоже, вставил от себя в произведение Дюринга некоторые абзацы. Установить это наверняка мы не можем, поскольку располагаем только текстом издания брошюры на немецком языке, относящимся к 1881 году, а русский перевод относится к более позднему и более полному (пятому) изданию. Поэтому нам просто приходится опустить сомнительные абзацы.
Произведение Дюринга - философский трактат, а не художественное произведение, где на русском языке надо передать оттенки смысла. Поэтому мы всюду будем считать, что слово Juden беспристрастно, и в нем автор не стремился выразить какие-то эмоции. И мы также не станем вносить от себя какие-то эмоции, всюду записывая "еврей", понимая, что в немецком языке одно слово определяет как этническую, так и религиозную принадлежность - что соответствовало периоду написания "Еврейского вопроса".
Интересно, что уже в первой главе труда Дюринга делается различие между представлениями, общими для обычных людей, и принятыми в образованных кругах. Если в первом случае слово "еврей" означает скорее принадлежность к расе (то есть принадлежность к определенному антропологическому и этнокультурному типу), то для немецких интеллигентов в этом слове в основном слышалось обозначение религии. Сам Дюринг отождествляется с первым воззрением, соответствующим одновременно и определенным фобиям: утверждению, что евреи враждебны всем современным культурным нациям. При этом интеллигентский подход, напротив равнодушен к иудаизму и не предполагает предъявления евреям какого-либо упрека за распространяемые ими суеверия.
Надо сказать, что Дюринг относится критично к религии вообще, а также к духовенству (католическому или протестантскому) - именно потому, что сводит еврейский вопрос лишь к различию религий. Соответственно, евреи (по мысли Дюринга) оказываются под защитой принципа религиозной терпимости. При этом данный принцип защищается не только и не столько духовенством, сколько эмансипированной от религии интеллигенцией, для которой все религии одинаковы - одинаково неприемлемы, но одновременно и терпимы в рамках изолированных религиозных общин.
Дюринг усмехается над словом "антисемитизм", которое совершенно не способно описать взаимоотношение европейцев и евреев, поскольку не все семиты - евреи, да и не все евреи - семиты. Семиты-арабы презирают семитов-евреев, а у европейцев к семитам-арабам нет аналогичного отношения. Таким образом, термин "антисемитизм" становится нелепым. То неприятие, которое испытывали на себе евреи времен Дюринга (а частично испытывают и теперь), не имеет отношения к семитам вообще.
Для нигилиста Дюринга "религии - дело прошлого", и очевидность существования народов для него становится причиной для прогнозирования межплеменного конфликта, ибо "раса - тема настоящего и будущего". И коль скоро евреи живут среди немцев со своей особостью, он приходит к мысли не только о чуждости, но и о враждебности евреев по отношению к немцам. А коль скоро далеко не все немцы готовы разделить его ксенофобию, Дюринг формулирует концепцию "порчи" - наведение евреями какого-то морока, когда немец, по сути дела, предает свою природу ("телесное и духовное своеобразие своего народа") и превращается в подобие еврея.
Ошибка, которую совершает Дюринг, типична и для наших дней, когда расовый детерминизм становится не одним из многих методов осмысления социальной действительности, а единственным методом. При этом Дюринг видит культурно-религиозный след на эмансипированных евреях, которые либо пытаются обновить иудаизм, либо становятся атеистами. Этот след он принимает за расовые свойства евреев, будто бы сохранившиеся с древнейших времени.
Всеобщность "еврейского вопроса" Дюринг понимает как некую особую способность, присущую племенным (расовым) качествам евреев появляться там, где наметилась какая-то социальная или национальная деградация ("еврей крадется за испорченностью") и усиливать разложение. Причем, природные качества евреев воспринимаются универсально - как будто действует какой-то закон природы. И в этом порок расового универсализма. Собственно, мы сталкиваемся со своего рода "сайнтизмом", который переносит законы природы на человеческое общество. Теперь мы хорошо знаем, что эта методология порочна. Она интуитивно используется сегодня плохо образованными людьми - по аналогии с древними верованиями, где детерминантом жизни являлась судьба и (в какой-то мере) воля богов. Современный невежда, даже с университетским дипломом, пытается во всем видеть неотвратимый закон, который ничем не может быть преодолен, поскольку закон в его представлении - это жесткий детерминизм, в котором нет места никаким стохастическим элементам.
У Дюринга общее свойство евреев - появляться там, где они могут стать социальными паразитами. При этом он не допускает никакой дифференциации евреев. Может быть, так же он относится и к другим народам, полагая, что им свойственны какие-то строго детерминированные качества. Но, если бы он рискнул выделить такие качества, то пришлось бы по ним отождествить многие народы, поскольку набор духовно-нравственных (как и расово-антропологических) характеристик ограничен. Это указывает на методологическую несостоятельность подхода Дюринга, но не отменяет характеризации каких-то отдельных групп евреев, которых обществовед наверняка найдет в тех областях жизни социума, где наблюдается его деградация. Детерминизм мешает понять, что свойства этих групп не имеют отношения к какому-то племени, но определяются стремлением к паразитизму, возникающему именно в силу разложения социума - его "иммунной системы".
Получается, что евреи имеют какую-то особую способность использовать также свободы и права, обеспеченные современным государством и его законодательством. Почему-то именно евреи лучше других пользуются правом, которое (будто бы) позволяет им создавать преимущества для своего паразитического обогащения за счет "деловой бессовестности". Они борются за правовую защиту и равенство и пользуются ею так, как другие пользоваться почему-то не могут. Отсюда - аномально большое число евреев в либеральных и радикальных партиях времен Дюринга. Таким образом, обвинение философа в адрес евреев (всех вообще евреев) - в бесчестном предпринимательстве, которое использует общедоступную свободу, но не обременяет ответственностью, и в бесчестной политике, где творится то же самое.
Дюринг указывает на определенный генезис: посредническая функция евреев в партийном строительстве, при которой евреи выступали как "торговцы политическими и социальными идеями", сменилась на господство, которое разрушало одни партии и возвышало другие. Появившись в политике как проповедники либеральных идей, евреи пришли к "пропаганде политического рабства". Судя по опыту современной России, можно предположить, что Дюринг увидел эволюцию либеральных взглядов, которые в оппозиции требовали свободы, а получив власть, стали самими жестокими ее гонителями. То же самое можно проследить и в истории свободомыслия в России, которое завершилось жесточайшим террором большевиков. В политических процессах еврейское присутствие вполне очевидно, но вряд ли это присутствие следует считать какой-то особой функцией евреев. Точно так же и представители коренных народов были носителями тех же самых идей, и точно также переходили к авторитарным формам - как в партийном строительстве, так и в государственном управлении, если им удавалось захватить власть. Следует считать ошибочным перенесения негативной реакции на господство определенных политических идей с них самих на предполагаемые племенные черты евреев.
Сегодня в России, как и в конце XIX века в Германии, либеральные идеи себя полностью дискредитировали - как в реформистской, так и в тоталитарной форме. В обоих случаях это сопровождается ростом антиеврейских настроений, поскольку политически активные евреи больше всего бросаются в глаза. Возможно, это связано с особенностями обыденного сознания, которое ищет в политических идеях коллективный племенной интерес, а не интерес какого-либо социального слоя или борющейся за власть группы. Эмансипированные от национальной традиции группы интеллигенции выдумывают социальную обусловленность политических процессов, удаляя из политического дискурса вопрос о племенных особенностях, борьбы между различными этническими кланами, в целом процесс борьбы за власть, которая лишь использует социальные и национальные идеи, чтобы скрыть простое властолюбие и алчность. Массовое участие евреев в революционных движениях в Европе связано именно с тем, что оно снимало вопрос о племенных интересах и обращало внимание только на социальный аспект политического конфликта.
По российской действительности мы не знаем среди евреев крупных политических деятелей, но знаем еврейских банкиров и олигархов. Кроме того, в наибольшей степени евреи проявили себя в СМИ - в либеральной публицистике, быстро проросшей чертополохом на развалинах коммунистической пропаганды. Дюринг видел в германской прессе конца XIX века точно то же, что мы видим сейчас в российских СМИ - лживость, безграмотность, страсть к порокам, а также своего рода солидарность, когда надо подавить политическую альтернативу и помочь кормящей либералов руке. Правда, следует отметить, что Дюринг вновь приписывает все особенности либеральной публицистики племенным особенностям евреев, которые во множестве стали журналистам и хозяевами газет.
Несомненно, этническая клановость создает определенные механизмы солидарности, и политический режим, привлекая к организации пропаганды определенный клан целиком, создает возможность его периодической мобилизации при достаточно широкой свободе самовыражения в обычное время. По своему опыту мы видим, что еврейский клан в СМИ присутствует. Но также наверняка мы можем сказать, что в этот клан привлечены лишь некоторые евреи - связанные с приверженностью к либеральной идеологии и, может быть, еще с ощущением какой-то своей избранности - уже не в религиозном смысле, а в ментальном. Дюринг прав, что здесь складывается определенная монополия, но он не прав, считая, что монополия рождается всем еврейским племенем. О нем мы даже при сегодняшних средствах информации толком ничего знать не можем - как в силу замкнутости этнических кланов, так и в силу размывания имевшихся ранее социокультурных особенностей. И лишь в сфере политики и СМИ мы можем заметить определенную этническую солидарность, которая выливается с течением времени в монополию.
Еще одно обвинение Дюринга в адрес евреев - за их стремление к "гнусным гешефтам". Можно заметить, что евреи в Европе получили равные права на предпринимательскую деятельность довольно поздно. Скорее всего, это и обусловило их включение в разного рода "теневые" практики, которые не контролировались законом. В том числе и в запрещенное христианам ростовщичество. Опытность в этих практиках сыграла свою роль в условиях экономических кризисов: "на одной стороне - хозяйственные кризисы, а на другой - хищное стремление обогатиться". Ровно такие же механизмы питают этнокриминальные группы, которые получают особенное распространение и влияние именно в деградирующих экономиках, к которым, к примеру, относится и экономика РФ. Из этого следует, что мы сталкиваемся не с особенностями евреев, а с особенностью этнических кланов, действующих в обстановке, способствующей их усилению и захвату ими наиболее прибыльных экономических секторов (в наше время - сферы финансового обращения и торговли энергоносителями). Они используют хозяйственную свободу, но создают тайную монополию, не признавая никакого равенства прав.
Кризисное состояние общества в целом создает этнические монополии также и там, где граждане не могут обойтись без соответствующих услуг - в юридических вопросах и в медицине. Крах правовой системы приводит к невозможности защищать свои права в суде без найма дорогостоящих адвокатов, крах системы здравоохранения создает запрос на хоть какие-то медицинские услуги. Там и там дороговизна является показателем кризиса, нездоровья общества, распада государственных и социальных систем. Сопутствующие антиеврейские настроения связаны с естественным образом возникающими в таких условиях монополиями и монопольными ценами на повседневные услуги, рост объема которых возникает из дезорганизации государственного регулирования.
Вторая глава "Еврейского вопроса" почти целиком посвящена религии, и показывает, что Дюринг совсем не в курсе различий между христианством и иудаизмом. Собственно, он не видит между ними существенной разницы, и даже полагает, что христианство служит для иудаизма своеобразной маскировкой и представляет собой отрицание иудеями своего же иудаизма. Он всерьез полагает, что Ветхий Завет можно рассматривать как компромат против иудаизма, хотя понимание ветхозаветных легенд у иудеев и христиан противоположно. Он называет Христа евреем, хотя в Писании он нигде как еврей не упомянут, а называется "галилеянин", его мать - из Назарета Галилейского - не называется "еврейкой". Сына Бога называть племенным именем - это верх глупости или проявление ненависти к христианам.
Видимо, Дюринг вопрос об отношениях христиан и иудеев вовсе не исследовал, будучи противником любой религии. Интересно, что он, подобно нынешним "неоязычникам", благосклонен к верованиям древних греков, полагая, что многобожие - это средство от монополии, которую он видит в иудаизме и христианстве. Это, разумеется, совершенно произвольное суждение, ибо у древних греков никакого многобожия не была - монотеизм существовал в виде поклонения верховному божеству в каждом городе или местности. Пантеон богов возник лишь после рутинизации культа, превращения его в ритуал лояльности власти.
Агрессивный атеизм Дюринга и распространение его фобий на христианство выражены в словах: "отвержение всякой религии ведет не к обнищанию сердца, а к его очищению", "христианство, в сущности, есть гебраизм", "христианин не может быть вполне серьезным антисемитом". Он утверждает, что критика иудаизма не может опираться на христианство, и вообще на любую религиозную мораль. Кроме того, он отвергает критику еврейства в виде разоблачения либерализма. Таким образом, он попадает в области биологического детерминизма, отвергающего любые иные способы осмысления отношений между людьми. Мы можем сообщить в этой связи свой тезис: политеизм современных "неоязычников" - это лишь форма агрессивного атеизма.
Следующая претензия Дюринга евреям следует из убеждения, что иудаизм (и вслед - христианство) - это религия рабов. Будто бы мы знаем, что такое рабство, и без труда ассоциируем свои знания с ветхозаветными и новозаветными временами, а также с современность. Дюринг не сообщает о том, что он считает рабством. Он полагает, что обращение евреев в рабство было средством нейтрализовать негативные качества евреев. В то же время, древняя история знает только рабство как отсутствие гражданских прав, включая право на имущество и оружие. Египетский, вавилонский, римский плен для евреев не соответствовал этим признакам. Они были обычными подданными, которые вступали в конфликты с представителями других народов, что невозможно для рабов. Да и сами по себе евреи не были каким-то одним народом.
Дюринг полагает, что стремление евреев - быть обер-рабами. Но это противоречит его же представлениям о еврейском господстве: "всеми путями создавать для иудеев господство над другими народами". Непонятно, как суеверие евреев, остающееся и после расставания с религией, может побуждать к хуле на немецкого "Михеля"? Если евреи так открыто враждебны немцам, то они явно не хотят быть рабами. И Дюринг пишет, что у евреев сложился устойчивый стереотип компенсации, которую они требуют за средневековые притеснения, и выводят "право травли" своих реальных или назначенных врагов из прежней травли иудеев. Здесь можно было бы говорить о притворном рабстве, выжидающем, когда господство станет возможным, чтобы унизить или уничтожить своих прежних притеснителей и хозяев. "Рабство" евреев - это поиск для себя сильных покровителей, чтобы выжить и уничтожить своих притеснителей. Вполне разумная и прагматичная стратегия преодоления рабства, а вовсе не готовности к рабству. С сохранением рабства для других.
Незаметно для себя Дюринг переходит от критики евреев к критике общих для всех людей пороков - склонность ко лжи (отрицание логических аксиом), проповедь терпимости только для себя (требование свободы нетерпимости к другим), этнокультурная замкнутость (любовь к ближнему, только если он подходит под собственные стандарты), автофобия (еврейский антисемитизм). Нетрудно привести цитаты против евреев из Сенеки и Тацита. Но те же мыслители древних времен осуждали и другие народы, и пороки своих соотечественников. Можно сказать, что древний мир не обращал внимания на евреев. Он едва был знаком с ними, и толком не выделял из других восточных народов. А коль скоро евреи были не народом, а смешением разных племен, то это было в принципе невозможно.
Не углубляясь в суть дела, Дюринг обвиняет евреев в торгашестве, алчности, формальном законничестве, имитационной мудрости, эгоизме, низменных побуждениях. Но разве в том же самом не обличали своих современников и соотечественников мудрецы всех народов? Может быть, евреи оказались удобны для немецкого мыслителя, чтобы избавить себя от необходимости изобличить немцев? Ведь удобно все пороки своего народа возложить на какой-то другой. Впрочем, это не обошлось для Дюринга без последствий. Откровенное неприятие евреев тяжело сказалось на его судьбе. Может быть, один из пороков, который Дюринг приписал евреям, действительно является их своеобразием: считать справедливым только то, что им нравится; считать антисемитом того, кто евреям не нравится. То есть, фобия рождаетсяпервоначально не взаимно, а в одностороннем порядке, и лишь потом возникает ответная фобия.
Третья глава произведения Дюринга посвящена способностям евреев к науке, литературе и искусству, и является самой малоубедительной. Набор имен авторов, чье творчество раздражает Дюринга: в философии Спиноза и Лессинг, в экономике - Маркс и Рикардо, в литературе Гейне и Бёрне. Достается также Ницше и Вагнеру.
Автор беспощаден в своих характеристиках, но обоснований у него немного. И через столетие после выхода его труда мы хорошо знаем, что без труда ответим на вопрос: "Назовите хоть одну научную истину, которая родилась бы среди еврейского племени!" Дело в том, что евреи появились в науке в основном в ХХ веке, и сыграли в ней заметную роль. Конечно, опираясь на достижения науки прежних веков и других народов. Никакого экстраординарного вклада в науку евреи не сделали. Но они появились в науке, и некоторые имена еврейских ученых стали громкими. Вместе с тем, никакой еврейской науки не появилось. Евреи участвовали в поисках научной истины в основном в рамках национальных научных школ европейских государств и США. Но все это было после Дюринга. Поэтому его обличительный вопрос вполне мог иметь иной ответ в его времена. К этому моменту подавляющее большинство евреев, действительно, оставались в рамках своей культовой теократии, и о науке не помышляли - она не давала бы им средств к существованию.
Спинозе, чтобы стать философом, пришлось порвать со своим племенем. И вот, сформировав свой взгляд на мир, он получает уничижительную характеристику: как ни пытался философ избежать связи с еврейским образом мысли, он все равно остался в рамках племенного мировоззрения - так решил Дюринг. Спиноза как будто заново придумал иудейскую религию. Его морали чуждо сострадание, бескорыстие, стремление к идеалу, моральному благу. Возможно, Дюринг прав, но ему не пришлось доказать свою правоту.
Дюринг полагает, что в науке присутствует клановость, безмерно восхваляющая своих гуру. Он относит это обстоятельство на счет особенностей еврейского менталитета: "...людей, которые с самого начала их жизни были кандидатами на звание тупиц, они восхваляли не просто как мыслителей, - нет, а чисто по-еврейски, как сверхмыслителей, и таким образом прямо восходили до вершин не только крайней напыщенности, но ошеломляющего в этом смысле тупейшего идиотизма". Не узнаем ли мы в этой характеристике порядок образования научных авторитетов вообще? И если до рубежа XIX-ХХ века и чуть позднее подобная форма образования научного авторитета не была общепринятой, то в наши времена мы ее видим очень часто. И если еврейский менталитет в этой подмене науки восторженной религиозностью проявляется, то тому же по доброй воле предаются и представители других народов. Под влиянием ли евреев, мы наверняка не знаем. Но что деградация науки сопровождается именно такими обстоятельствами, это наверняка.
Также и в социал-демократической и марксистской публицистике Дюринг видит повторение стиля Ветхого Завета и Талмуда. Политическое неприятие марксизма побуждает философа формулировать едкие строки: "обноски еврейской учености, которой щеголяла шайка г-на Маркса". Все это - политические характеристики, замутненные расовым детерминизмом и не имеющие отношения к науке, литературе, искусству.
Дюринг нам "от противного" доказывает, что в Европе, действительно, не было какой-то обособленной еврейской науки, еврейской литературы, еврейского искусства. Немногие евреи, попадающие в круг популярности во временя Дюринга, не входили в круг действительно выдающихся персон, а потому против них нетрудно было выдвигать разного рода претензии. И лишь в политике, где сами собой образуются разнородные секты, можно говорить о специфические еврейских чертах, Может быть, именно марксизм и является более всего проявлением каких-то племенных особенностей евреев, причем со своеобразием, характерным для изолированных сообществ диаспоры. Если мания величия вполне понятна для таких изолятов, то материализм - это веяние эпохи, которое во времена Дюринга не было характерно только для евреев. Но, если марксисты и занимались "торгашеством заразными идеями", им это не принесло большого дохода.
Четвертая глава должна была быть посвящена политическим и социальным отношениям, но является просто набором повторов тезисов, изложенных в предшествующем тексте. Пятая глава также грешит повторами, и содержание не соответствует названию. Единственная новизна здесь - ссылки на крайне резкие высказывание Вольтера против евреев. Злое острословие Вольтера и в данном случае отменно, но к научному подходу оно отношения не имеет. Также как и пожелание Дюринга, чтобы евреи ассимилировались и полностью растворились в других народах. Если этого не произошло за два тысячелетия, то выступать с такими пожеланиями ученому не стоило. Рассматривать евреев как древний анахронизм - значит, входить в противоречие с самим содержанием "Еврейского вопроса". Если это анахронизм, то обсуждать его с такой страстью не было никакого смысла. А эта страсть доходит у Дюринга до того, что он объявляет само занятие "еврейским вопросом" связанным с неизбежным осквернением собственной мысли. Может быть, он чувствовал, что его методология как раз и приводит к осквернению: наука не переносит такой возбужденности.