savliy (savliy) wrote,
savliy
savliy

Необитаемая Россия: подмосковные усадьбы

Продолжаю рассказы о том, как чиновники превращают Россию в необитаемую территори. На своем опыте депутатства 2003-2007.

Лукавство наших сограждан не менее бывает удивительным, чем лукавство чиновника. Умеют иные хитрецы так написать депутату просьбу о защите попранных прав, что слеза пробивает и рука тянется к перу, перо - к депутатскому бланку, и начинается карусель переписки. А кончается все тем, что слезное прошение составила некая праздная дама, глядевшая из окна на свой двор и описавшая всё, что ей не понравилось, а также воображаемые события. Так, в одном подмосковном поселке под угрозу попала замечательная дубовая роща. Так следовало из письма, к которому была приложена фотография. По фотографии это даже не роща, а аллея. Депутат был поднят по тревоге. Пару месяцев препирательств с начальством и комиссия установила, что никакой рощи нет, а есть группа разных деревьев, на которую никто и не покушался. Фотография оказалась фальшивкой. Дело пошло в корзину для бумаг. Затраченное время было оторвано от других проблем.
Но есть проблемы, которые видишь собственными глазами, и тут уж никаких сомнений. Случайно вышло так, что на летний отдых я многие годы выезжал в деревню, где жили родственники жены – близ знаменитого музея-усадьбы Архангельское, где размещен также санаторий Министерства обороны. Долгое время музей был в запустенье и закрыт. Никто не вспоминал о близлежащих лесах, некогда входивших в комплекс усадьбы. Тихо и незаметно в глубине леса на месте прежних усадебных построек стояли государственные дачи прославленных маршалов. С середины 90-х, когда вблизи было проложено Новорижское шоссе, начался массовый захват земли. Там, где когда-то мы всей семьей катались на лыжах, вдруг возникли глухие заборы, отрезавшие территорию соснового бора, перегородившие сельские угодья. Там, где было обширное гороховое поле, образовалось два громадных участка с нелепыми трехэтажными особняками с вертолетной площадкой на крыше и флигелями для прислуги и охраны. Там, где цвело поле клевера, были нарезаны участки для элитного поселка, который через несколько лет стал оглашать и освещать окрестности фантастическими салютами, распугавшими из остатков леса зверье и птицу.
Наполнившееся машинами Новорижское шоссе убило своими стоками пруды, в которых в начале 90-х можно было купаться. Отводом стоков и установкой шумозащиты никто не озаботился. Дорожники в своих сметах ничего подобного не предусмотрели, а те, кто торговал землями вдоль шоссе, стремительно растущими в цене, одурманенные алчностью, о жизни людей и думать не желали.
Государственные дачи были приватизированы и заселены непонятно кем. А потом оказалось, что захватчикам земли надо прибрать к рукам и ландшафтные территории. Первая атака была отбита общественностью в 2001 году. Многие известные люди выступили публично с такой энергией, что прокуратура начала проверку безобразий, творимых местной властью. Среди тех, что тогда выступил в защиту Архангельского, был Дмитрий Рогозин, которому я описал ситуацию.
Бюрократическая солидарность сыграла свою роль. Глава района, которого в пору было арестовать, надолго спрятался в больнице. Дело в прокуратуре застопорилось и было замято. Противозаконным посягательствам чиновников не была дана правовая оценка, соучастники беззакония в административных органах не понесли наказания. Вероятно, именно поэтому планы по захвату заповедных и прилегающих к ним территорий продолжали существовать. Лес остался нетронутым лишь до поры до времени.
В середине 2006 года жители окрестных сел заметили, что в заповедный лес повадились люди с рулетками. Это так называемая Аполлонова роща, расположенная между музеем-усадьбой и прежними усадебными постройками, занятыми под госдачи, а потом занятыми приватизаторами. В нем когда-то стояла статуя Аполлона, от которой и пошло название. Там же сохранилось двухэтажное здание историческое театра, где играли крепостные крестьяне. Во время борьбы за лес здание подожгли, и оно несколько лет смотрело на Ильинское шоссе прогорелыми глазницами окон. Потом кто-то здание приватизировал и, не торопясь, начал приводить в порядок. Кончено, для себя, а не для людей. Театра там теперь быть не могло в принципе. А крепостные на отделке работали наверняка. Я знаю, что в Подмосковье существовала такая практика бизнесменов, имевших связи с Северным Кавказом. За долги или какие-то провинности оттуда поставляли рабов, получая от работодателя арендную плату.
Часть леса, примыкающая к прежним госдачам, была отгорожена каркасом забора, сколоченного из сосновых стволов толщиной с руку или несколько более. Забор немаленький, и территорию отрезал немаленькую. Выгородка не была глухой, но говорила каждому прохожему: территория занята, не входить. С этими фактами я обратился к прокурору Московской области С.В. Васильеву, еще не зная, что через два года столкнусь с ним в другом качестве, и этот субъект властного механизма откроется для меня с самой неприглядной стороны. Не зная, что моё обращение в принципе не могло быть рассмотрено, как я бы ожидал от порядочного человека, я надеялся на подмосковного прокурора, просил его проверить законность выгородки участка леса и при необходимости принять меры по пресечению противозаконных действий.
Васильев оказался человеком слабым, не способным работать инициативно и решительно. Он просто перепоручил все дела районной прокуратуре, где теплые отношения с местной администрацией были очевидны, а включенность в коррупционную схему захвата земли – весьма вероятной. Никакой проверки, конечно, не было. Зато Васильев перечислил в своем ответе учреждения, направившие на место своих специалистов. Их оказалось ровным счетом десять.
Представленная картина была такова. Участок площадью без малого 4 га, находящийся в границах зоны регулирования застройки музея-усадьбы «Архангельское», установленных постановлением Правительства Московской области в 2001 году, был в 2004 году постановлением того же правительства предоставлен в аренду ЗАО «Компания Легран» для индивидуального жилищного строительства. Договор аренды заключен на 49 лет. Согласно воровскому Земельному кодексу, принятому «партией власти» в Думе, арендованный участок  уже через два месяца был выкуплен компанией. Тут же участок был разделен на четыре части и продан. Два куска получило ООО «Рилиант администрэйшн энд менеджмент» (потом перепроданы частным лицам), один был оформлен на частное лицо (возможно, подставное) и еще один участок остался за «Компанией Легран».
Лесоустроительная документация свидетельствовала, что проданный кусок леса относился к Опалиховскому лесопарку ГУ Спецлесхоз «Красногорский» и отнесён к землям государственного лесного фонда, которые по закону являются федеральной собственностью и продаже не подлежат. Но директор ГУ Алимусаев Г.М. в 2003 году согласовал акт размещения индивидуальной жилой застройки ЗАО «Компания Легран», что привело к незаконному отчуждению участка гослесфонда. В начале июня 2006 года по данному факту было возбуждено уголовное дело, а в Красногорский городской суд прокуратурой направлено 4 заявления об истребовании этих участков из незаконного владения указанных лиц и признании недействительным права собственности на данные земельные участки.
Что касается забора, то он был изготовлен из древесины, заготовленной на земельном участке НП «Березки», членами которого являлись те же частные лица, что и фиктивные собственники проданных участков. Заготовка древесины велась на основании распоряжения главы Красногорского района, который продолжал творить беззакония. Данный участок также был частью гослесфонда, где вырубка может осуществляться на основании лесорубочного билета, а не на основании акта органа местного самоуправления. Поэтому решение главы района прокуратура опротестовала. Сам забор, как успокоил меня прокурор Васильев, не нарушает земельного покрова. Постановление о сносе незаконного забора и наложения штрафных санкций на рубщиков леса он вынести не решился.
Что касается территории Аполлоновой рощи, расположенной в границах территории музея-усадьбы «Архангельское», то в начале 2004 года министр экологии Московской области позволил провести лесные конкурсы и участки площадью 46 га (входящие в границы Аполлоновой и Горятинской рощ) были переданы в аренду ООО «Облстройуниверсал», ООО «Эрликом Групп», ООО «Парк Архангельское». Якобы, для культурно-оздоровительных целей. Летом 2004 года прокуратура попыталась объявить договоры аренды недействительными. Но в марте 2005 года Арбитражный суд Московской области отказал в удовлетворении требований прокуратуры. Апелляционные и кассационные инстанции оставили это решение без изменения.
Таким образом, прокуратура области расписалась в полной неспособности защитить закон и отступила перед коалицией жуликов из областной и красногорской администрации и захватчиков земли. Вместе с тем, мое обращение привело к оспариванию законности приобретения в собственность участка леса и государственного лесного фонда и возбуждению уголовного дела против продажного «лесника».
Чтобы сдвинуть ситуацию с места, я обратился в Генеральную Прокуратуру, требуя возбуждения уголовных дел за незаконные вырубки леса, вынесения представления о сносе незаконной выгородки, а также активной работы прокуроров по возвращению захваченных земель Аполлоновой рощи. Я писал, что пассивность прокуратуры провоцирует преступность в самых ее циничных и вызывающих формах. Как показали дальнейшие события, захваты были продолжены в еще больших масштабах.
После моего обращения прокурором Красногорска были направлены в суд заявления о демонтаже ограждений, установленных владельцами в нарушение порядка. Это был еще один результат. Правда, уголовное дело по продаже куска леса прихватизаторам затягивалось, и это меня настораживало. По поводу порубки деревьев обнаглевший глава района, явно чувствовавший поддержку из властных «верхов», протест прокурора отклонил. Он обосновал это тем, что на землях поселений санитарная рубка возможна. Но ведь вырубленные деревья были явно не «санитарного» состояния, и прокуратура могла без труда это установить. Отрадно все же, что я смог убедиться воочию, что забор был снесен. Правда, как оказалось, не навсегда.
Из Генпрокуратуры также мне сообщили также, что провели проверку соблюдения лесного и водного законодательства и возбудили несколько административных дел против ФГУ «Красногорский спецлесхоз» и других организаций, пользующихся лесными угодьями музея-усадьбы. Подписавший письмо А.Буксман и не подумал меня информировать об итогах судебных рассмотрений, контролируемых ГП. Вероятно, ГП ничего на самом деле не контролировала. Меня проинформировал забор. Он снова возник там, где был. В мгновение ока он был возведен заново, и пространство было закрыто рифленым железом. Вероятно, с судом землезахватчики все вопросы решали по установленному тарифу. По своему тарифу успокаивались и прокуроры.
Пока я собирался с духом исследовать это явление, пришлось обращаться в разные инстанции о загаженных дорожниками прудах близ Архангельского. А тут подоспел еще один масштабный земельный захват - уникального природно-исторического ландшафта Лохина-острова, вид на который открывается из музея-усадьбы Архангельское с высокого берега. Об этом мне сообщили местные активисты, которые, как и я, пытались бросаться на все амбразуры, сталкиваясь с бездеятельностью прокуратуры и наглостью чиновников, потрошащих национальное достояние, как им вздумается.
Итак, на особо охраняемой природной территории «Лохин остров» и прилегающей к нему территории Глуховской старицы - Староречья в пределах 1-го пояса зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы (включение в первый пояс всего острова и Староречья подтверждается находящемся на утверждении в ЦГСЭН Москвы Проектом первого пояса зон санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы, письмом Роспотребнадзора от 20.04.2007 г. и др. документами) при участии местных, областных и даже московских властей планировалось развернуть убийственное для природы строительство. Жители деревни Глухово и Красногорского района уже не раз обращались во всевозможные инстанции, чтобы предотвратить эту незаконную деятельность. Вместо заботы о среде обитания чиновники занялись разработкой генерального плана д. Глухово, который должен был утвердить планы застройки предполагаемых к захвату территорий. В соответствии с этим планом в черту деревни предлагалось включить территорию Глуховской старицы – 35 га (выделена ООО «Тога» под индивидуальную жилищное строительство) и прилегающий к ней участок Лохина острова с включением в него реликтового озера Глухая Яма, возраст которого насчитывает около 12 тыс. лет, (25 га) – со строительством на остров мостов (выделен ООО «Геонит» под размещение многофункционального культурного, эколого-просветительского, социально-досугового и рекреационного комплекса).
Лохин остров – один из немногих сохранившихся в Подмосковье уникальных участков вязово-липовой дубравы, чистого соснового бора и пойменных лугов, где присутствуют несколько десятков редких и исчезающих видов растений и животных, в том числе занесенных в Красную книгу Московской области и Красную книгу Российской Федерации. Наряду с территорией НП «Лосиный остров», старое русло Москвы-реки и территория Глуховской старицы являются единственным местом обитания бобров в ближнем Подмосковье. Любое строительство превращалось бы в катастрофу для этого сохраненного людьми уголка живой природы и удачно изолированного от произвольного проникновения.
Решением Мособлисполкома от 10.12.1986 значительная часть Лохина острова признана памятником природы. В соответствии с паспортом памятника для его сохранения на всей территории острова запрещается всякое строительство, прокладка дорог и иных коммуникаций и т. д. По закону «Об особо охраняемых природных территориях» на территориях, где находятся памятники природы, и в границах их охранных зон запрещается всякая деятельность, влекущая за собой нарушение сохранности памятников природы. Заключением государственной экологической экспертизы в марте 2006 года Правительству Московской области рекомендовано расширить границы памятника со 150 га до всей территории острова по его естественным границам, установить охранную зону памятника площадью 565 га, включая Староречье и прилегающие к острову поймы за его естественными пределами.
С 1999 года Лохин остров как памятник природы входит в состав ООПТ – комплексного природного и историко-культурного заказника «Верхняя Москва-река». Согласно Решению Совета депутатов муниципального образования «Красногорский район» в 2003 году остров объявлен особо охраняемой территорией, имеющей особо важное значение для экологии и истории Красногорского района. В соответствии со «Схемой территориального планирования Московской области - основными положениями градостроительного развития до 2020 года» Лохин остров входит в границы природно-исторической территории - ландшафт «Архангельское–Ильинское». В соответствии с Постановлением Правительства Московской области от 30 мая 2001 «Об утверждении границ территории и зон охраны памятника истории и культуры – Ансамбля усадьбы “Архангельское” Красногорского района» северная часть острова входит в территорию музея-усадьбы «Архангельское», является памятником садово-паркового искусства. Остальная часть острова и вся территория Глуховской старицы входит в охранную зону ансамбля.
Спрашивается, сколько стоит ООО «Тога» и родственной ей фирме ООО «Геонит» проплатить, чтобы чиновники наплевали на все эти нормативные акты и дали разрешение на разорение Лохина острова? Какой глубины морального падания должны достигнуть хозяева этих фирм и чиновники, с которыми они были заодно?
Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав  потребителей и благополучия человека Г.Г.Онищенко сообщил на мой запрос, что в Роспотребнадхор от генерального директора ООО «Геонит» Н.В.Белоусовой дважды поступали обращения с материалами о возможности размещения запланированного комплекса на территории Лохина острова. Но такое размещение в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения было бы нарушением установленных санитарных правил. Роспотребнадзор сообщил мадам Белоусовой, что ведение любой хозяйственной деятельности, не связанной с забором, подготовкой, хранением и подачей питьевой воды в 1-м поясе зоны санитарной охраны не допускается. Оснований для выдачи разрешения на строительство отсутствуют.
Всю информацию я отправил снова Генеральному Прокурору Ю.Чайке, которые по совести должен был бы назначить комплексное расследование этой насквозь коррупционной истории. Я писал, что целый ряд экспертиз, а также административных решений, связанных с территориями Подмосковья, ставшими столь притягательными в последнее время, подготовлены в результате подкупа должностных лиц. Я обращал внимание, что территория вблизи музея-усадьбы Архангельское уже не в первый раз становится объектом корыстных притязаний, которым покровительствуют высокие правительственные чины. Я говорил о планах варварской реконструкции здания санатория, которое новый собственник собирается надстроить, изуродовав сохраненный многими поколениями русский исторический ландшафт. Прилагая полсотни листов документов, я просил встать, наконец, на сторону закона и дать отпор «коррупционной вертикали». Не услышал Генеральный Прокурор народного представителя. И понятно почему…
Встреча с новым прокурором области, который сразу согласился принять местных защитников природы и меня, вызвала слабый оптимизм. Прокурор признал, что коррупционное давление со стороны мегаполиса огромно, и остановить его даже на локальных участках крайне сложно. И верно. Пока мы ждали ответы из всех инстанций, надеясь на поддержку, Красногорская районная администрация провела фиктивные публичные слушания, мобилизовав не имеющих отношения к данной территории студентов, которые за деньги поддержали те решения, которые нужны были жуликам для обогащения.
С этой формой политической проституции я столкнулся также в Люберцах, где местная власть без всякого совета с жителями дала разрешение на строительство бензозаправки под окнами их квартир. Городские депутаты воспротивились этому произволу и потребовали провести встречу с жителями. На встречу районная администрация свезла полторы сотни московских и подмосковных студентов. Увы, среди ни я увидел и тех, кто когда-то помогал проводить массовые мероприятия «Родины». Привыкнув получать «компенсации» за политическую активность, эти люди уже не могли отказаться от легких денег, ради которых можно продать свою совесть. Тогда я выступил на слушаниях и прямо сказал об этом молодняку, который даже не прятался, когда получал свои грязные деньги. А потом еще до окончания полномочий (это было уже в ноябре 2007) разослал запросы и добился признания слушаний несостоявшимися.
На слушаниях в Глухово было все то же – галдеж в адрес противников строительства, запланированное голосование, раздача денег и отбытие на автобусах по домам. На высокое покровительство бессовестной операции по разорению Лохина-острова указывает распоряжение телеканалу «Московия» не давать в эфир отснятых на слушаниях материалов. Я убедился, что областная власть под руководством Б.Громова с течением времени стала столь же подлой, как и власть московская под руководством Ю.Лужкова. Просто область несколько запаздывала в сравнении с Москвой.
А началось все с января 2002 года, когда Управление делами Президента РФ разослало в районы Московской области запросы на 1000 га земли под строительство дач для новой номенклатуры. Власть показала пример захвата земли и уничтожения природы. Отбросы предпринимательского сословия только подтягиваются вслед бесстыдной власти.
Те же процессы происходили и по всей стране. Мне стало известно про продажу в Димитровграде Ульяновской области земельных участков для строительства коттеджей в уникальном районе «Березовая роща». Сход граждан отправил свои возражение главе администрации главному архитектору и депутатам Совета депутатов города Димитровграда, я – свой запрос Начальнику Управления архитектуры и градостроительства города. А толку-то? До провинции из Москвы дотягивались только бюрократические нити, но не влияние народного представительства.
Только в одной Московской области из-за коррумпированной власти и бессовестного Лесного кодекса, принятого «Единой Россией», было потеряно 166 тысяч гектаров лесных угодий. Коттеджи в «зеленом поясе» Москвы росли как грибы, но только круглогодично. Земли лесного фонда легко переходили в частное владение, и там возводились постройки, которые формально были «бесфундаментными спортивно-оздоровительными сооружениями». Целая сеть фирм обеспечивала коррупционные сделки, которые переводили лес из статуса охраняемой территории в неохраняемую и позволяющую порубки и строительство. Только за 2007 год было зафиксировано 369 случаев. Воровская власть позволяла превращать леса в частное достояние, закрытое для посещения людьми, чьи предки веками жили на этой земле и ходили в эти леса.

Продолжение следует
Tags: Архангельское, Осколки эпохи Путина, Подмосковье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments