savliy (savliy) wrote,
savliy
savliy

Репрессии посмертные и прижизненные

Бюрократия сознательно уничтожает русскую школу живописи. Сегодня добивание музея Константина Васильева перешло в заключительную фазу. Кому-то из чинуш приглянулось здание, кому-то территория, отведенная музею, а кому-то очень хотелось навсегда упрятать творческое наследие художника в запасники. Музей является мишенью бюрократической и криминальной агрессии уже многие годы. О репрессиях против русских художников я рассказываю в этой главе.
Здесь о нынешней ситуации - http://gzt.ru/topnews/culture/251382.html

 

Национальное достояние, в каких бы формах оно ни существовало в современной России, подвергается попыткам захвата и разорения. Музей замечательного русского живописца Константина Васильева стал объектом нападения только потому, что территория вокруг музея могла быть использована под строительство какого-нибудь очередного центра развлечений или элитного жилья.
Жулики действовали двумя способами – насильственным захватом и злоупотреблениями в правоохранительной системе.

В 2002 году был предпринят захват музея вооруженной группой людей, которые, прикрываясь поддельным протоколом собрания членов «Клуба любителей живописи Константина Васильева», проникли на территорию музея и не пускали сотрудников Клуба на работу в течение 3-х месяцев, вплоть до решения Бутырского районного суда о незаконности нахождения на территории музея новоявленных хозяев. Но этим дело не закончилось. Рейдерами была нанята банда хулиганов, которая напала на музей с целью его захвата. 25 сентября 2005 года днем группа неустановленных лиц, грубо нарушая общественный порядок, используя в качестве орудия преступления камни, повредила имущество музея, нанеся ущерб на сумму 24 тыс. рублей. Начатое следствие было приостановлено без достаточных оснований и вновь возбуждено лишь в начале 2006 года.

Бутырский межрайонный прокурор в связи с допущенной волокитой в ходе расследования по возбужденному уголовному делу и принятием необоснованного процессуального решения внес представление начальнику ГСУ при ГУВД г. Москвы. Были даны письменные указания о производстве следственных действий, направленных на установление лиц, совершивших данное преступление. Наказать организаторов и участников нападения так и не удалось.

Мошенникам активно помогали не только следователь, но и суд. В производстве Зюзинского районного суда г. Москвы находилось дело «Клуб любителей живописи К.Васильева» к директору музея Доронину А.И. Заседание суда (судья Ахмедзянова Н.Ф.) проходило в полной изоляции от действительных членов РОО «Клуб любителей живописи К. Васильева» и его председателя. В повестках, направлявшихся на имя директора Клуба, был неверно указан домашний адрес, и они, пролежав на почте неделю, возвратились назад, хотя в материалах гражданского дела имеются повестки с подписями ответчика, которые не являются подлинными подписями А.Доронина. Представленный на суд протокол собрания членов Клуба был скреплен печатью, которая не была печатью Клуба. В материалах суда утверждалось, будто многие лица оповещали Доронина о предстоящем собрании. Есть текст телефонограммы, отправленной по этому поводу на номер, принадлежащий охране музея. Однако в книге записей сообщений у охранников музея такая информация отсутствует. Подпись на телефонограмме, приобщенной к делу, подделана. Суд не оповестил должным образом ответчика о своем решении, поскольку направил его по заведомо ложному адресу для того, чтобы Доронин как можно дольше не знал о состоявшемся суде и был лишен права подать кассационную жалобу из-за пропущенных процессуальных сроков.

Московскому городскому суду в декабре 2005 пришлось отменять решение Зюзинского районного суда об освобождении занимаемого музеем помещения и передаче вновь назначенному председателю Совета финансовой документации, печати организации и полномочий главы органа управления. В ходе рассмотрения дела установлено, что материалы были фальсифицированы. По данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по гражданскому делу).

Чиновники достаточно вяло реагировали на запросы депутата по этому делу. Разумеется, председатель межрайонного суда, не обязан был мне звонить. Но позвонил и извиняющимся тоном сообщил, что обязан работать исключительно по процедуре. Районный прокурор также сообщил, что дело в суде, который имел достаточно внятную перспективу закончится не по произволу, а по закону. Это общая ситуация, когда правоохранительная система полностью останавливается, как только за дело берется суд. При этом не берется в соображение, что правонарушения и преступления продолжаются.
Сохранность картин Константина Васильева после всех этих событий вызывала тревогу. Тем более, что в 2000 году десять ключевых картин «военного цикла» сестра и наследница художника опрометчиво передала в собственность города Москвы. Ей было невдомек, что это передача – все равно, что похороны. Чиновники хоронили картины в запасниках, не позволяя выставить их в основной коллекции, хранящейся в Музее творчества художника и доступной для почти ежедневных посещений.

Картины Васильева были переданы московским чиновником, которые в обмен предоставили сестре художника жилье. При этом со стороны Управления культуры следовали заверения, что картины будут по-прежнему находиться в музее, и лишь ненадолго экспонироваться в других выставочных залах. Но в 2003 году Комитет по культуре г. Москвы передал картины на хранение в «Новый Манеж». Музейная коллекция была искусственно разорвана, чем грубо нарушен федеральный закон. Впоследствии дирекция «Нового Манежа» отказывала музею в предоставлении картин даже во временную экспозицию, мотивируя это положением того же закона и считая, что картины К.Васильева, принадлежат уже «манежной» коллекции, которую нельзя разрывать. Благодаря подобной бюрократической «логике» с тех пор никто картин не видел, хотя по документам выходило, что пару раз в труднодоступных для публики местах, картины на короткое время все же видели дневной свет. В год 60-летия Победы в Великой Отечественной войне они точно лежали в запасниках.

Поводом для тревоги стало обнародование информации о массовых хищениях из святая-святых русского музейного комплекса – Эрмитажа. Вскрывшиеся факты привели к созданию в 2006 году Комиссии по координации вопросов организации и проведения комплексной проверки сохранности культурных ценностей, находящихся в музейных фондах Российской Федерации. Я обратился в правительство РФ с требованием провести проверку подлинности и состояния картин К.Васильева, погребенных в подвалах выставочного зала «Новый Манеж». Картины не были выставлены даже к 30-летию гибели художника. Все обращения в дирекцию «Нового Манежа» с просьбой предоставить музею во временное пользование десять картин «военной серии» встречали отказ в духе чиновника: музей не является государственным.
Картины не реставрировались, хотя этого требовало их состояние. Вот лишь несколько строк из Акта сохранности живописи К.Васильева, оказавшейся в руках чиновников:
 

«Рождение Дуная», 1967 год. Слабое натяжение холста. Деформация холста по всему периметру. Многочисленные жесткие сколы по всей  поверхности  красочного  слоя.  Многочисленные записи красочного слоя с захождением на авторскую живопись на изображении неба. Отставание красочного слоя и утраты в местах повторного письма на изображении травы и неба. Мелкие осыпи красочного слоя в разных местах и их запись по периметру картины. Сильное засорение по нижнему борту. Живописный холст шириной 19,0 см по нижнему краю завернут на подрамник. Кромки имеют разрывы и многочисленные проколы от перетяжек. Рекомендации: Картина требует реставрации с заменой подрамника.
«Отечество», 1976 год. Потертости красочного слоя на изображении неба в верхнем левом углу. Тонированы разрыв и поверхность в центре картины размером 4,0 х 6,0 см. Зигзагообразная надавленность с оборота картины над горизонтом размером 42,0 см с мелко сетчатыми сломами красочного слоя. Мелкие утраты красочного слоя по шву и на изображении деревьев переднего плана. Общее поверхностное загрязнение. Царапины на изображении леса по середине картины и с левой стороны. Картина дописывалась в раме. По бортам следы первоначального письма. С оборота холста следы масляных красок и реставрационных чинок разрывов холста и следы карандаша. Сколы холста и красочного слоя по внутренним линиям подрамника. На нижней планке подрамника пыль и сор.
«Маршал Жуков», 1974 год. Общее ослабление холста. Деформация холста по углам. Жесткие механические сломы красочного слоя разного направления по всей поверхности, наиболее ярко выраженные в верхней части изображения неба по сшиву холста и внутренним линиям и средней планке подрамника. Мелкие надавленности с оборота холста. По кракелюру наблюдается приподнятость красочного слоя. Поверхностное загрязнение по всему холсту и с оборота.
«Тоска по Родине», 1974 год. Многочисленные жесткие механические сломы красочного слоя и грунта по всей поверхности картины. Жесткая коробленность холста с намечающимися складками по периметру картины и углам. Мелкие осыпи красочного слоя в местах линий пересечения красочного слоя. Отставание красочного слоя от грунта в местах надавленности с оборота и кракелюр. •Многочисленные мелкие осыпи красочного слоя до грунта и царапины в разных местах картины. Затек лака в левом нижнем углу и там же вертикальная царапина длиной 26,0 см. Общее поверхностное загрязнение. С оборота холста следы прошедшего лака и клея. Рекомендации: Картина требует реставрации и замены подрамника.
И так далее.

Примечательное обстоятельство: как раз после моих обращений по поводу необходимости проверки сохранности и подлинности картин К.Васильева, они объявились выставочном зале - мастерской Д.А.Налбандяна (ул. Тверская, д. 8, к. 2). Где они хранились до этого, одному Богу известно. Мое обращение в правоохранительный органы было безрезультатным. Подлинность картин устанавливалась, но меня на процедуру не пригласили (а это предусмотрено законом). Возможно, через какое-то время мы обнаружим, что картины Константина Васильева будут утрачены. Фактически они уже утрачены, потому что находятся в плену чиновничьего произвола.

В течение многих лет заведующие московским имуществом чиновники проводили системное уничтожение основ русской культуры, осуществляя наступление на права художников. Треть творческих студий была утрачена. Все пострадавшие от этого произвола художники – русские. Одновременно московские власти вздували арендные платежи, которые делали содержание мастерских крайне обременительным и превращали художников из творцов в рабов, постоянно рыщущих в поисках заработка. Русскому художнику за какой-нибудь полуподвал приходилось платить больше, чем инородцу за шикарную мансарду в центре города. За 2004-2005 год арендная плата для русских художников выросла в 15 раз. Обращение творческих союзов о снижении арендной платы мэрией были проигнорированы. «Льготной» для творческих союзов мэрия считала ставку около 1000 рублей за 1 кв. метр в год, а для индивидуальных художников вообще не считала возможным вводить какие-то ограничения.

Мэрия Москвы при этом выделяла одних и унижала других, благодетельствовала своей придворной челяди, а тех, кто ей не кланялся, планомерно уничтожала. Иным «родным человечкам» и вовсе позволялось освобождение от арендной платы. Единых правил, установленных для всех художников, не было, поскольку в этом случае произвол чиновника был бы ограничен. А московские чиновники никаких ограничений для себя не признавали.

Репрессии против русских художников переходили в политическую сферу. Любой протест против действий мэрии означал обыск и занесение в «черные списки» неблагонадежных. За этим следовали решения о лишении творческой мастерской – разрыв даже того кабального договора аренды, который все же давал возможность художнику вести профессиональную деятельность. Именно так произошло с А.И.Кануриным. Его студия, вопреки закону, была отнята без предоставления равнозначного помещения и выставлена на конкурс с целью перепрофилирования. Только обращение группы депутатов Государственной Думы в мэрию Москвы побудило Департамент имущества предложить художнику продлить договор аренды.

Еще более трагическая ситуация возникла у заслуженного художника В.И.Ткаченко и его сына, продолжившего творческую династию. Художнику еще в 1964 году была предоставлена «ордерная» мастерская, которую сорок лет он содержал за свой счет, проводя ремонт и реконструкцию. Изменения в законодательстве потребовали оформления мастерской на правах хозяйственного ведения Московскому союзу художников, а тот должен бы передать ее художнику на безвозмездной основе. Но чиновники не торопились создавать правовую основу для пользования мастерской. Поскольку у них появлялись иные виды. Московский союз художников, включившись в грязные игры, нашел другого арендатора – художницу, приближенную к власти работой над композициями для восстановления Храма Христа Спасителя. После развода с мужем-художником ей понадобилось отдельное помещение для творчества. Лужков, считающий Храм своим отступным подарком для Небес, вероятно, готов был посодействовать смене арендатора, поскольку о нем было наговорено немало разной лжи – и что он не член Союза художников, и что помещение запущено, и что долгов по коммунальным платежам за ним немало…

Обращение в прокуратуру притормозило планы жуликов. Департаменту имущество было предписано оформить право пользования помещением и внести запись в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество. Исполняя представление прокуратуры, руководство МСХ обратилось к Лужкову с просьбой оформления «ордерной мастерской» В.И. Ткаченко и его сыну в безвозмездное пользование сроком на 25 лет. Тем не менее, правительство Москвы, Департамент имущества всячески тормозили принятие окончательного решения и не издавали соответствующего распоряжения. Вместо этого Департамент имущества обвинил МСХ в незаинтересованности в согласовании договора аренды (разумеется, с рассчитанной чиновниками заоблачной арендной платой) и заявил о подготовке отмены распоряжения о передаче помещения мастерской в аренду. Руководитель Департамента В.Н.Силкин, вероятно, имеющий какую-то особую пристрастность в отношении русских живописцев, даже объявил, что помещение будет выставлено на аукцион.

Нет сомнений, что поставленная цель погромщиками из московской бюрократии будет достигнута. Они должны уничтожить все, что есть в столице живого и творческого. И подменить все это суррогатами на уровне своего понимания культуры и искусства, которое не поднимается выше уровня развлекательной пошлости российского телевидения.

 

Продолжение следует
Tags: Наследие Константина Васильева, Осколки эпохи Путина, культура
Subscribe

  • Книжный дуплет

    Спаренное издание двух частей моей книги "Осколки эпохи Путина" можно заказать в интернет-магазине издательства "Традиция" -…

  • Осколки эпохи Путина

    Вчера получил от издательства "Традиция" авторские экземпляры книги, которую и не чаял издать. Думал, что она может выйти только после…

  • Не отдадим национальное достояние расхитителям!

    Коллекция картин Константина Васильева находится под угрозой расхищения. Группа жуликов, собравшихся вокруг сестры художника, намерена…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments

  • Книжный дуплет

    Спаренное издание двух частей моей книги "Осколки эпохи Путина" можно заказать в интернет-магазине издательства "Традиция" -…

  • Осколки эпохи Путина

    Вчера получил от издательства "Традиция" авторские экземпляры книги, которую и не чаял издать. Думал, что она может выйти только после…

  • Не отдадим национальное достояние расхитителям!

    Коллекция картин Константина Васильева находится под угрозой расхищения. Группа жуликов, собравшихся вокруг сестры художника, намерена…