savliy (savliy) wrote,
savliy
savliy

Categories:

Памяти Юрия Петровича Седых-Бондаренко

Не успел я отметить 20 лет создания первого и последнего демократического народного представительства в Москве – Московского совета народных депутатов, как поступило печальное известие о кончине Юрия Петровича Седых-Бондаренко – бывшего заместителя председателя Моссовета, одного из достойнейших людей, которых мне приходилось встречать на своем жизненном пути.



Сухая биографическая справка гласит, что Юрий Петрович к.ю.н., полковник милиции в отставке. Родился в 1935 г. в г.Лабинске Краснодарского края. С 1940 по 1963 годы жил в Забайкалье. Закончил школу в г.Чите. После службы в армии (1954-1957 гг.), которую он проходил в Забайкальском военном округе, работал в Чите (на радио, фильмобазе пограничных войск, на станции юных техников). С 1962 года служил в органах внутренних дел (эксперт-криминалист, преподаватель, старший преподаватель Академии Министерства внутренних дел (МВД) СССР, заместитель начальника учебного отдела Академии, заместитель начальника специального факультета Академии). В 1967 году окончил Высшую школу МВД СССР, а в 1970 году - адьюнктуру этой школы. В 1981-1983 годах находился в Афганистане. Работал в советническом аппарате Академии царандоя МВД Афганистана. Вернувшись, стал заместителем начальника специального факультета Академии МВД, где учили иностранцев. С 1989 по 1990 год работал заместителем директора Республиканских курсов усовершенствования работников юстиции РСФСР. В КПСС состоял с апреля 1958 года. В июле 1990 года вышел из КПСС. С 1990 – депутат Моссовета, председатель Комиссии по законности и правопорядку, в 1992-1993г. - зам. председателя Моссовета.

Я знал Юрия Петровича как последовательного и упорного борца с беспределом бюрократии, с лужковским ворьем. Его квалификация в юридических вопросах была высочайшей. Но система и не думала спорить с Седых-Бондаренко на языке права. Она убивала страну, убивала Москву, уничтожала все, что могло бы остановить криминал, коррупцию, произвол. В 1993 году Седых-Бондаренко пытался малыми силами сопротивляться перевороту, осуществленному Ельциным и его шпаной.  В те дни вместе с группой депутатов Моссовета он был захвачен вооруженной бандой на своем рабочем месте и заключен в тюрьму. Разумеется, никакой вины за ним не было, и сфабриковать дело не удалось. Но с тех пор Юрий Петрович находился в «черных списках» этой воровской власти, и не имел возможности в полную меру применить свои профессиональные навыки.

Я думаю, что Юрий Петрович мог бы справиться с работой Генерального Прокурора или министра юстиции, мог бы возглавить Конституционный Суд или Верховный Суд. Но история повернулась так, что на подобные должности попадали и попадают люди лишенные чести и совести, готовые пожертвовать даже здравым смыслом, лишь бы остаться «в обойме».

Юрий Петрович держал свой фронт борьбы с разрушителями страны. Он немало сил отдал тому, чтобы противостоять тотальной бюрократизации системы муниципальной власти. Вот образец бесстыдного решения Конституционного Суда  (тогда под  руководством одного из самых бессовестных холопов бюрократии Марата Баглая) в ответ на аргументированную жалобу Седых-Бондаренко: «…поскольку пункт 2 статьи 14 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" не препятствует реализации конституционного права на осуществление местного самоуправления, а конституционное право жителей городов федерального значения избирать и быть избранными в органы местного самоуправления даже при отсутствии выборных городских органов местного самоуправления может быть реализовано на нутригородских территориях».

Это больше похоже на бред умалишенного. Но такова была и остается наша власть во всех ее развесистых «ветвях».  Против подобных бредовых выкидышей правовой системы Седы-Бондаренко боролся всю свою жизнь.

Мне помнится один из самых ярких моментов из списанной в архив истории Моссовета – политическая голодовка депутатов в ответ на противодействие власти прямо записанному в законе праву Моссовета утвердить начальника столичного ГУВД. Лужков и его кремлевские спонсоры стояли за своего – проворовавшегося «спортсмена» в погонах. Моссовет стоял на своем. Противостояние, рискованное для жизни, кончилось компромиссом.  И все-таки после череды назначений и отставок бюрократия утвердила во главе милиции своего сообщника. Теперь уже все эти сюжеты никому не интересны. Но тогда они формировали даже не столько общественное мнение (Моссовет был практически полностью отключен от СМИ), сколько людей «длинной воли», которые никогда не сдаются. Седых-Бондаренко был из таких людей. Он стоял на своем до конца, до самой смерти.

Я вспоминаю Юрия Петровича, как человека  очень мягкого, с какой-то почти детской улыбкой и негромким голосом. Он всегда стремился убеждать аргументами, быть точным в словах, в правовых вопросах быть до запятой точным в формулировках. Это был человек с тонким чувством юмора, которое никогда не ранило собеседника. Это был эрудит, сведущий в самых разных отраслях знания. Это был внимательный к чужому мнению человек, никогда не торопящийся опровергнуть оппонента. До слез обидно, что подобным людям отрезаны все возможности служить России. Поэтому во власти скопилась нечисть, которая служит только своему карману.

Все мы, кто знал Юрия Петровича Седых-Бондаренко, сохраним в памяти его образ кристально честного человека, профессионала высшей пробы.  Прости, Господи, ему все прегрешения, о которых нам не ведомо. Упокой его с миром. Царствие Небесное даруй ему, Господи!
Tags: Память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments