savliy

Categories:

Фракийцы легендарные (2)

  

При описании скульптурной композиции Орфея, богини Телеты (Совершенство) и изваяний окружающих их диких зверей, слушающих их пение, Павсаний высказал критическое отношение к эллинским верованиям в то, что Орфей был сыном музы Калиопы (как пишет, например, Аполлоний Родосский, называя отцом Орфея фракийца Эагра), а не дочери Пиера. А также о том, что его пение привлекало диких зверей и что он сходил в Аид, пытаясь вернуть свою жену. Будучи знаком с поэмами Орфея[1], Павсаний считал их превосходящими красотой все предшествующие им. Возникает вопрос: на каком языке были написана поэмы Орфея? Нет сомнений, что они были совершенно понятны эллинам. В силу их архаичности можно предположить, что они были сходны с языком Гомера. Хотя Павсаний не проводит такой параллели. Видимо потому что жанр поэм не был эпическим, и сравнение было бы нелепым.

Геродот считал, что Орфей творил после Гомера и Гесиода. Основание для такого суждения имеются: оба великих поэта не упоминают о своем предшественнике Орфее. Но генеалогия не позволяет Орфею появиться до Троянской войны. Он, скорее современник Геракла. Кроме того, традиция прочно закрепила Орфея как участника похода аргонавтов. Заметим, что оба поэта также не касаются Элевсинских мистерий, учрежденных если не самим Орфеем, то в его времена. Гомер и Гесиод представляют традиционную теогонию, которая была (смеем предположить) в последующие времена государственным культом, а элевсинские верования, радиально от него отличные, были народным таинством, которые не выставляли напоказ. Шествие из Афин в Элевсин самого таинства никак не затрагивало.

Гибель Орфея, стамнос работы вазописца Гермонакса, Лувр

Мы можем предположить, что музыкальное творчество Орфея получило известность существенно позднее, чем его мистерии, которые также еще не успели захватить греков после Троянкой войны, и в течение многих поколений "темных веков" оставались локальным культом в Мегариде. Лишь потом сохранившиеся гимны Орфея стали известны и популярны - в связи с ростом популярности элевсинских мистерий. 

При описании изображения Орфея на одной из картин Полигнота в Дельфах Павсаний замечает, что вид поэта - совершенно греческий: нет ничего фракийского ни в его одежде, ни в головном уборе. Это означает, что во времена Павсания различия в одежде между эллинами и фракийцами были весьма значительными. В то же время, правда художника, может быть, состоит в том, что во времена Орфея таких различий не наблюдалось. Или же фракийцы были для эллинов законодателями мод. Позднее они потеряли свою ведущую роль, смешались с варварскими племенами и переняли многие их обычаи, утратив прежние.

Связь Орфея с музами определяется легендой, согласно которой дед Орфея фракиец Пиер прибыл в Феспии (юг Беотии, недалеко от Фив) и установил число муз равное девяти - по числу своих дочерей. По каким причинам это число Муз и их имена были приняты эллинами и сохранены на века, установить невозможно. Нет сомнений, что различные искусства его дочерей, приписанные затем Музам, были почерпнуты не у эллинов, а освоены во Фракии. Также нет сомнений, что Пиер сам пользовался у греков большим авторитетом, поскольку его именем в Феспиях была названа гора.

Впрочем, Павсаний считал, что Орфея ценили вовсе не за искусство пения и музицирования, а за распространение таинств, прославляющих богов, знание ритуалов очищения от последствий безбожных поступков, отвращения гнева богов, а также за искусство врачевания. Павсаний передает мнение какого-то авторитетного египетского мудреца, который утверждал, что Орфей был не просто певцом и музыкантом, а могучим магом. Именно поэтому к нему стекались дикие звери.

Будучи на Эгине, Павсаний обнаружил, что наиболее почитаемой богиней здесь считалась Геката, а таинства в ее честь были установлены фракийцем Орфеем. Конечно же, Геката в эллинистические времена вытеснила Персефону и Деметру, но основы элевсинского культа, надо полагать, сохранились на Эгине вплоть до времен Павсания. Что означает существование культа свыше тысячи лет. В Спарте Павсаний видел храм Коры (девы-спасительницы), котрый считался построенным Орфеем. Даже если эта информация была ошибочной, она все равно свидетельствует о древности элевсинского культа, широком его распространении еще в микенские времена и сохранении на протяжении многих столетий.

Могила Орфея локализуется под горой Пиерой, названной в честь его деда, - так говорили Павсанию местные жители македонкого города Дии. Кости Орфея они хранили в мраморной урне неподалеку от города. Смерть же Орфея предание прочно связывает с фракийскими женщинами, убившими мага и музыканта. Причину этого убийства точно установить невозможно. Павсаний излагает предание о том, что это была месть за мужей, скитавшихся вместе с Орфеем - своим кумиром. Женщины вынуждены были следовать за мужьями, оставив родину. Убийство же они совершили, перепившись вина. Но есть и более прозаические версии: Орфей мог погибнуть от удара молнии (за те таинства, которые расходились с официальным культом греческих богов) или же умер с горя после неудачной попытки вызвать тень своей умершей супруги Эвридики с помощью оракула.

Павсаний передает еще одно сказание, связанное с костями Орфея, которые по пророчеству Диониса, пришедшему из Фракии, погубили город Либеферы (в Южной Македонии на склоне горы Олимп). В пророчестве говорилось, что город будет разрушен свиньей после того как солнце увидит кости Орфея. Местный пастух, прилегший в полуденный зной у могилы Орфея, во сне запел стихи погребенного здесь музыканта. И местные жители, сбежавшиеся посмотреть на диво, случайно повалили колонну на могиле, и урна с костями Орфея разбилась. В следующую ночь горная река Сис (Свинья) от сильных дождей, низвергаясь с Олимпа, разлилась и затопила город вместе с его жителями. После чего кости Орфея достались македонцам из Дии.

В греческом предании существует еще одна фигура певца - Фамира (или Фамириса, Фамирида) Фракийского. Страбон цитирует Гомера, поминающего, что в местечке Дорион Музы встретили "песнями славного мужа" и лишили его дара - за то, что он посмел вызвать их на состязание. И поясняет, что от прежнего города Дориона (или Дория) не осталось ничего. Это название относилось либо к горе, либо к равнине, а может быть, это Олурис или Олура в мессенском Авлоне. У Павсания также поминается река Балира на пути из Мессении в Аркадию, в которую Фамирис (сын Филаммона и нимфы Аргиопы) бросил свою лиру после ослепления. Согласно преданию, мать Фамириса жила на Парнасе и переселилась к фракийцам-одриссам, когда Филаммон, от которого она зачала ребенка, отверг ее. Описывая одну из картин в Дельфах, Павсаний упоминает, что печальная фигура Гектора изображена за фракийцем Фамирисом. Что указывает (как и строка из Гомера), что Фамирис жил во времена, близкие к тем, когда и Орфей прославился среди греков.

Сцены на кратере из Неаполя. Фракийские женщины готовятся убить Орфея. Орфей играет на лире фракийским воинам. Заметим прием стандартизации изображений: составление фигур из имеющихся деталей, которые имеются и в других изображениях.

Мотив женской расправы над музыкантом, как мы видим, повторяется дважды. Причем речь не идет о вакхический ритуалах, где жертву надо было непременно растерзать - разорвать на куски. Версия о мести поклонников Диониса во время нападения последнего на Фракию, выглядит выдуманной - присутствует только у комедиографа Аристофана и трагика Овидия. В этой версии множество фантастических деталей, которые пригодны лишь для того, чтобы поразить театральных зрителей (продолжающая петь отрубленная голова Орфея). В дионисийских культах Орфей просто отождествляется с Дионисом. Также и у орфиков Дионис становится центральной фигурой культа, а вовсе не противопоставляется Орфею. Диодор Сицилийский называет Орфея внуком легендарного Харопса, предупредившего Диониса о заговоре, который против него организовал царь Фракии Ликург. И царство досталось Харопсу, который был посвящен в дионисийские таинства.

Хотя отцы христианской Церкви не раз высказывались против почитания Орфея, в раннехристанской традиции были широко распространены его изображения - в римских катакомбах IV века. В уникальных изданиях Псалтири Орфей отождествляется с царем Давидом. Почитание Орфея происходило не столько за его безвестные музыкальные способности (хотя лира остается его атрибутом), сколько за сходство его учения с учением Христа: укрощение животной природы, отвращение от убийств, посмертное блаженство (вместо теней гомеровского Аида), заслуженное праведной жизнью.

    

[1] Тексты Орфея ко временам Павсания сохранились и, скорее всего, фрагментарно: "Кто занимался вопросами поэзии, тот знает, что все гимны Орфея каждый в отдельности очень коротки и что всех их очень немного". Греческие авторы писали, что Орфей создал лишь учение, а переложение в стихотворную форму осуществил Ономакрит Афинский (ок. 530—480 д.н. э.). Об этом свидетельствовали Климент Александрийский, Филопон и Татиан. Возможно, именно этим объясняется распространение элевсинского культа на всю Элладу. Так или иначе, вся греческая философия вышла из мистерий, учрежденных Орфеем. Ему в 6-5 вв. было приписано множество произведений, возможно, созданными адептами элевсинского культа.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded