Заметки о "Русском марше -2018"

Оргкомитет на этот раз сработал, мягко говоря, "на троечку". Что объясняется обособлением части прежних организаторов в движение НПСР. Больше полугода мы не встречались и не проводили организационных совещаний. Выборы нас не сплотили, а разделили. После президентской избирательной кампании накопились разные недомолвки. Никто в оргкомитете толком не знал, за что он отвечает, а подхватывать, как прежде, ту или иную сферу ответственности по доброй воле, желающих не было. Поэтому, например, на шествии оказалось два плаката "Русский марш". 

Управление звуковой установкой - дело непростое.

Степень взаимодействия наших основных соорганизаторов оставалась достаточно низкой. Запланированное на шествии исполнение активистами РИД русских песен и русского гимна превратилось в карикатуру, поскольку в микрофон был слышен только один голос, а поющий считал, что он поет в хоре. Кроме того, была договоренность о том, что пение идет под фонограмму, чтобы соблюдать ритм и не перевирать в мелодии. Этого не получилось. Пение "включилось" прямо посреди моего выступления от передвижной установки - как будто мои слова вообще не имели никакого значения. Исполнение всего обширного текста "Боже Царя храни" совершенно никуда не годилось - больше походило на болезненное навязывание другим совершенно непонятных слов и тем. Достаточно было двух куплетов. Жаль, что чувство вкуса и такта изменило "ридовцам".

Задержание полковника Шендакова было спланированным провокаторами-полицаями. Он нес крохотный плакатик с изображением крысы и Путина с надписью "Пора травить крыс". Видеть этот плакатик могли немногие - он был форматом в страницу. Я рассмотрел его лишь на фотографии после Марша. По тексту получалось так, что полицаи определили, что слова на плакатике относятся не только к крысе, но и к Путину, которого они своими решением также определили в крысы. По-моему, даже если бы на плакате было бы написано: "Пора травить Путина-крысу", никаких оснований для задержания не было. Полковник-полицай, который всегда присутствует на нашем марше Окт.поле-Щукинская, лично приложил руки, чтобы забрать Шендакова. За что, конечно, при русской власти ему положено будет сидеть за решеткой до окончания дней своих. Ведь прежде им задерживался также Кирилл Барабаш, Александр Амелин, создавались ничем не основанные на законе препятствия для организации шествия.

Проблема, с которой мы сталкиваемся, - несогласованные с Оргкомитетом РМ действия. В прошлом году несогласованное выступление Шендакова привело к его задержанию после митинга, а организаторов поставило под угрозу применения массовых санкций. Что все обошлось без массового винтилова - это чудо. В этот раз все могло бы закончится так же, если бы народ вступился. Но все произошло на шествии - большинство участников, растянувшихся в колонне, даже не заметило, что произошло. По сути дела, Шендаков действовал на свой страх и риск, никак не взаимодействуя с организаторами Марша. Что, конечно, никуда не годится.

Еще одна конфликтная ситуация - межконфессиональная. Православная Церковь расколота и во множестве своих осколков далека от апостольских канонов. Мы, русские, относимся к священству с особым трепетом, и не спрашиваем "мандата" у людей в рясах, говорящих нам о Боге. Но сами эти люди очень ревниво относятся к тому, кто в какой конфессии состоит и настолько "легитимен" (признан) поместными православными Церквями. Мы выходим на РМ, стремясь к единству, а священство не желает стоять на одной трибуне с теми, кого церковное начальство требует объявлять во всем "лже". Именно это стало причиной, что два священника, пришедшие на РМ не выступили на митинге. Примирить их в рамках церковных структур невозможно. Остается как-то по-человечески решить вопрос об участии "разных православных" в русских шествиях. Это вопрос крайне сложный. Мы не можем отказывать ни тем, ни другим. Но, чтобы те и другие что-то сказали людям в один и тот же микрофон, они должны найти приемлемый принцип, неформально заключить "акт о ненападении".

Как всегда, информация о подготовке Марша и о его проведении была полностью заблокирована путинскими СМИ. Как и ранее, они писали только о "бандеровском" марше в Люблино. Как видно, им дана "указивка" именно так формировать облик русского национализма - как вредоносного зародыша "майданщины". О нашем Марше никто не упомянул. После Марша блокада продолжилась - писали только о задержаниях на "бандеровском" марше, где и численность была раза в три меньше, и толком не получилось ни шествия, ни митинга. Я лично дал интервью "Известия ТВ" - не знаю, выйдет ли оно. Скорее нет, потому что в своих оценках деятельности лично Путина я не стеснялся. Когда я во время шествия говорил от передвижной звуковой установки, меня снимали четыре камеры. Но не увидел где-либо публикации этого выступления.

Центр "Сова", как всегда, прислал своих соглядатаев, и в своем сообщении на следующий день, разумеется, все переврал - названия, фамилии, численность. Как положено, доносчики переписали все лозунги, все "кричалки". Но смысл мероприятия им не ведом, да и не интересен.

Полицай-полковник нагло ухмылялся, говоря, что нас на шествие собралось не более 150 человек. Но тут же его счетчик подошел и сказал, что на данный момент собралось 440 человек. Позднее счетчик еще раз пересчитал - было уже 560. И сбор участников еще продолжался. Что там официально доложили полицаи, я не знаю. Но что "совиная" цифра 350 - это наглая ложь, сомнений нет. Для нас ясно одно: людей было заметно больше, чем в прошлом году.

Приподнятое настроение от проведенной акции, теплое общение с единомышленниками, конечно, создает ощущение общей успешности и открытия каких-то еще неясных, но позитивных, перспектив. Но реальность такова: уровень взаимодействия различных групп национал-патриотов и националистов упал, несмотря на образование движения НПСР, которое на этот раз было представлено, видимо, самой многочисленной колонной, а также имеет действующую региональную сеть. Вроде бы, НПСР и могла бы взять на себя основную ношу организационной подготовки к РМ. Но этого не было. Львиную долю организационных проблем решала партия "Великая Россия", обладая разве что бесценным опытом, но никак не ресурсами.

В этот раз совершенно не было организационной кампании в соцсетях. У меня создалось впечатление, что, кроме моих плакатов, чуть ли не до последнего дня в сети не было даже объявлений о шествии. Это, конечно, удивительно. Принцип "Пусть кто-нибудь другой", оказывается, ведет по жизни не только людей посторонних, но и многих наших соратников и союзников. Получается, что всего нескольким активистам приходится одновременно исполнять роль рядового, офицера и генерала. Мне уже такой груз нести явно не по силам: заниматься рассылкой объявлений по сети, рисовать плакаты, рассылать информацию в СМИ, проводить заседания оргкомитета, писать резолюции. Вопрос: а когда заниматься всем остальным? Если ни на один вид деятельности невозможно найти даже двух добровольцев, то тогда все движение едет на горбу у крошечной группы энтузиастов, которым еще и претензии предъявляют разного рода посторонние люди, воде бы радеющие за успех, но на деле просто плюющие в душу самым активным и деятельным. 

Один из выводов, который сложился у меня еще до проведения Марша, состоит в том, чтобы мне лично резко прекратить активность, чтобы освободить площадку для других. Должны образоваться новые поколения политических активистов. Если их не будет, то все наши усилия тоже впустую. Больше в оргкомитет РМ я входить не буду. Согласен лишь выполнять некоторые просьбы, которые ко мне могут быть обращены. Для меня прошедший "Русский Марш" - последний в статусе участника оргкомитета, а при развитии прежних негативных тенденций в отношениях между организаторами, то и вовсе последний. При моем дружелюбном отношении ко всем соратникам и союзникам, считаю более невозможным закрывать те бреши, которые для других должны быть также очевидны и болезненны, как и для меня. Только в этом случае возможно подключение новых лидеров, а также общее понимание ценности и хрупкости человеческих отношений, а вместе с ними - непрочности всех без исключения политических результатов, которые остаются не столько ничтожными, сколько случайными и не ведущими к последовательному увеличению влиятельности Русского движения.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded