Category:

Автор и издатель в цифровом мире (продолжение)


Продолжить заметки по данному поводу меня побудило очередное анонимное послание от человека, мягко говоря, невежественного и глупого, но обозначенного символикой ЛитРес - электронного издания, куда, видимо, в модераторы набрали сугубую школоту, обучив нескольким фразам - примерно в рамках способностей незабвенной Эллочки Людоедки. Конечно, уже второе поколение, которое лишь что-то "проходило" в школе и "прослушивало" в вузе, вступает в возраст, который принято считать зрелостью. Тем не менее, большинство этих людей инфантилы, которые никогда не решали сложных жизненных и производственных (я уже не говорю "творческих") задач, и поэтому способных следовать только самой примитивной инструкции. Даже элементарная логика для этих людей остается совершенно недоступной. Примерно то же самое я встречаю, наряду с циничной наглостью, у судей, прокуроров и следователей. Они также не в ладах с основами мышления и элементарными логическими операциями. Они профессионально ничтожны, но наделены полномочиями. 

Это одна и та же категория невежд. Одни своевольно обращаются с правом и человеческими судьбами, другие думают, что занимаются литературой, и считают в порядке вещей, что при этом они не овладели даже элементарной грамотностью и способностью ясно излагать свои соображения На производстве такие люди работать не могут, потому что от них будет только брак. Поэтому они концентрируются среди "гуманитариев". В действительности, это своего рода новая генерация интеллигенции, которая готова судить обо всем, не зная ничего. Только в условиях краха цивилизации такие люди работают не дворниками и разнорабочими. А жаль. В общем-то, модераторам ЛитРес там и место.

Кадровый кризис в цифровом предпринимательстве, к которому в полной мере относится издательская деятельность, убивает возможность всерьез подняться хотя бы одной российской фирме. Потому что невеждам умные книги непонятны и кажутся опасными. Они превращаются в цензоров, отсеивающих не невежд, клеветников и графоманов, а компетентных людей. Некомпетентность - залог системного неуспеха нации в целом, если от нее будут исходить только тексты и образы, приемлемые для дебилов, коих в сети все больше и больше.

Чем отличается работа "бумажного" издательства от электронного? "Бумажное" может определять свою политику, как вздумается, и не обязано брать обязательства перед авторами, когда они еще не принесли в издательство свои рукописи. По этой причине и отклонение рукописей происходит без рецензирования. На всех графоманов времени не напасешься. Иное дело цифровое издательство. Здесь действует оферта. Правила и условия публикации определяются заранее и публикуются. И если оферта составлена примитивно, то в ней остаются "дыры" (что налицо в оферте ЛитРес). И, чтобы, скажем не публиковать порнографию, по поводу которой в оферте не сказано ни слова, приходится объявлять автору свое "не хочу". И это свидетельство того, что политика фирмы не продумана, и привлечение достойных авторов не происходит. Скорее всего, фирме они и не нужны, потому что непонятны. А все непонятное подозрительно и опасно.

Оставим в стороне простые случаи. Случай сложный, когда для подтверждения того или иного факта требуется судебное решение. Даже если в оферте прописать, что издательство не публикует экстремистских материалов, это не значит, что по произволу модератора или главы издательства можно отклонять материал, объявив его "экстремистским". Это прерогатива исключительно суда. Если же происходит присвоение судебных полномочий, то общее правило исчезает, и цифровой мир становится просто миром беззакония. Причем, творимого недоумками - вроде модераторов ЛитРес.

Конечно, от идиотов, которые не способны оценивать качественную литературу и готовы скорее согласиться на порнографию, можно было бы уйти к умным, честным и порядочным. Но в РФ цифровая часть издательского бизнеса настолько убога, что пока здесь действуют в основном негодники. Ну, можно сказать, ЛитРес, да Ridero. У них хотя бы движки приличные (хотя и тут все недоделано). Почему же средства для раскрутки получили именно эти две группировки? Почему нет просто приличных издателей в цифровом секторе? Может быть, потому что их уже не будет никогда. Ведь перераспределение богатств в пользу негодяев и тупиц в РФ произошло самым решительным образом. Следовательно, цифровой мир "ЭрЭфии" будет утверждаться именно ими. И они сделают свой вклад в дебилизацию и без того уже почти сгнившего общества. 

Видимо, все же цифровой мир будет сегментироваться. Умному человеку общаться с невеждами, которые пытаются встать в позу не то что собеседников, а прямо-таки носителей истины, невозможно. Поэтому "тотальный бан дебилов" постепенно станет тактикой сетевой жизни для настоящих интеллектуалов (что есть совершенно не "интеллигенты"). Соответственно, в этих секторах и должны возникнуть свои цифровые издательства. Если, конечно, русский язык выживет в условиях информационного геноцида, исходящего от кремляди - самых рафинированных и циничных тупиц, до которых ЛитРес и Ridero, конечно, далеко. Но это персоны из одного и того же материала.

Видимо, будут возникать параллельные миры, которые взаимно чураются и ограждаются от других "миров". "Умных к умным, меня к тебе" - по такому принципу будет существовать "литература" для недоумков. Настоящее знание будет концентрироваться где-то в другом месте. Но надо приготовиться к тому, что недоумки придумают такие процедуры, что умным придется свой мир содержать в тайне - так, чтобы грязное рыло не сунулось, а грязные руки не разрушили бы то, что создается годами и десятилетиями. Как легко разрушают цифровые издательства усилия авторов, которые им не нравятся. 

"Бумажное" книгоиздание обычно не пользуется высококачественной фотографией (разве что на обложках). Это удел гламурных журналов - мусора, которым заполняют жизнь идиотов. Собственно, им ничего и не нужно, кроме перелистывания гладких страниц. Книга - другое дело. Дебил книгу даже в руки не возьмет - его страшит сам формат "много букв". Ему читать доведется совсем мало букв, потому что в его голове места нет. А вот цифровое книгоиздание может пользоваться высококачественными фотоработами. И здесь возникает вопрос авторского права. Которое в мире еще кое-как сформулировано, а в РФ его нет. Что касается цифрового мира, то нужно быть именно полным идиотом, чтобы заботиться о минимизации аудитории и требовать с нее оплаты. В сети все бесплатно! И всяк может защищать свои авторские права лишь до первой публикации. Дальше - никаких прав уже быть не может. Потому что либо твоя публикация никому не нужна, либо тысячи и тысячи подхватят ее и растиражируют так, что только дебил затеется подавать тысячи судебных исков. Тем не менее, именно с таким дебилизмом я и столкнулся в ЛитРес, где мне начали объяснять основы авторского права, о котором объясняющие не имеют ни малейшего представления.

Авторское право возникает либо из депонирования, либо из публикации. Пока нет того или другого, не может быть и авторских прав. Потому что публичности нет - нет заявки на какие-либо права. Авторское право также может возникнуть только по воле автора, а не вопреки ему. Если авторское право не оформлено, то его нет. Если текст не подписан, то у него нет автора. Если фотография опубликована без признаков авторства, то автора нет. И только идиот (а именно таковы менеджеры ЛитРес) может представить себе, что у любого изображения есть автор. 

"- Обезьяна, ты что, дура? - Дура-дурой, а доход свой имею". Это про обезьяну, которая моет в реке банановую кожуру, провоцируя зверей на интерес к тому, что она делает. И получает за этот интерес мзду. Примерно так можно оценить тактику модераторов, которые придумывают идиотские требования и одновременно предлагают свои услуги для платного оформления "правильных" публикаций. Ну, это у дебилов такие правила. В "умной жизни" надо доказывать, что какое-то изображение имеется в сети. И это практически невозможно. 

Мне легко довелось проверить, может ли, действительно, гугл-поисковик искать сходные образы. Стандартный портретный снимок, взятый за основу, дает тысячи портретов совершенно разных людей, и ни одного хотя бы сходного с базовым. Два изображения, соединенные вместе, поисковиком не распознаются категорически. Цветокоррекция также убивают всякую возможность найти исходное изображение. Успешно отыскиваются разве что карикатуры и графика, которые уже существуют в сети. Если не существуют, то ничего сходного найти невозможно. Это означает, что нарушение авторского права (если оно вообще было) доказать никак нельзя - разве что по случайности кто-то набредет на особо популярное изображение. Да и то, поди докажи, что у него есть автор. 

В жизни идиотов надо доказывать совсем другое - нужна справка, что ты не верблюд ото всех вообще верблюдов. То есть, не они должны доказывать твое нарушение авторского права, а ты должен доказывать, что его не нарушил. Что категорически невозможно, если ты не хочешь платить за какие-то платные изображения, где свидетельством права будет акт купли-продажи. Что означает простор для аферистов. Можно торговать вообще любыми и чьими угодно изображениями, заведомо зная, что никто не докажет, что ты их у кого-то позаимствовал. То есть, идиотизм дураков влечет за собой разгул мошенничества. Это своего рода торговля воздухом. Если объявить, что надо доказывать свое право дышать этим воздухом, то всегда найдутся те, кто тебе этот воздух продадут. 

Подчеркиваю, что я беру совсем не умозрительный пример, а реальный случай - практику работы менеджеров ЛитРес.

Ну и третье - авторские права умерших людей. Представим себе, что я нашел в сарае неизвестно чью рукопись. Взял, да и опубликовал под своим именем. Что дальше? Пока не объявится настоящий автор, никому и в голову не придет, что это не мой труд. А если и найдется, как он докажет, что это его рукопись, а не моя? У него есть только один шанс: доказать, что он ее опубликовал раньше меня. Если такой публикации не было, то пропали его авторские права. Этот умозрительный пример говорит о том, что авторское право возникает только при публикации или официальной фиксации авторства. Кто первый опубликует, тот является бесспорным владельцем авторских прав.

Моя ситуация другая. Я ничьих рукописей выдавать за свои не собираюсь. Но у меня сохранилась рукопись моего деда о послевоенном Берлине и Германии в целом. В бумажном виде опубликовать ее я бы смог - никаких проблем в том, что я публикую рукопись давно умершего человека, издатель бы не увидел. И поверил бы мне на слово, что это рукопись моего деда. Иное в цифровом мире. Тут от тебя требуют: докажи, что ты - внук своего деда. То есть, если бы я присвоил себе рукопись и выдал бы ее за свою (представив описание времен, когда я еще не был рожден, как литературный вымысел), никто бы мне и слова не сказал. А если я хочу опубликовать книгу своего деда - иди доказывай. Собирай справки у всех верблюдов, что они не имеют претензий на публикацию этого текста. Мне так прямо и было сказано: "мы не знаем ничего о вашем генеалогическом древе". Мол, вдруг объявятся другие наследники - а нам отвечать. Но с какой стати они объявятся? А вдруг, все-таки... Ну, вроде, тогда и следует решать вопрос. Нет, - говорят мне, - так нельзя. Надо быть уверенным. А как можно быть уверенным? Как вообще можно доказать, что все степени родства, о которых я наведу справки, исчерпывающие? А вдруг я вообще не знаю о каких-то потомках моего деда, а объявится человек со справкой? Вроде бы, тогда и разрешать конфликт. Нет! Конфликт надо создать загодя - причем такой, который, сточки зрения логики, разрешать вообще невозможно. Получается, что эти дебилы защищают моего деда от меня, как будто я хочу присвоить себе его авторство, а не реализовать его авторства, совершив первую публикацию текста, которое как раз и утверждает его авторство! Ну не идиоты?!

Конечно, идиоты. Но они устанавливают правила игры. А другие идиоты не возражают - даже не интересуются тем, что происходит с книжным делом. Они озабочены лишь борьбой с публикациями против них самих - самозванцев, пролезших во власть в условиях хаоса. Остальное - хоть трава не расти! Никакой правовой защиты у автора реально нет. То, что называют "авторским правом" превращается в оружие уничтожения всякого права автора что-то публиковать. То есть, публиковать что-то дебильное не возбраняется, а все остальное - сомнительное. Или хотя бы "спорное". Именно "спорной" была названа ЛитРес наша совместная с Борисом Виноградовым книга "Стать русским в России". Двум авторам, докторам наук какие-то недоумки говорят "спорно", и это повод для того, чтобы отказать в публикации! Ну не свинство ли?!

Конечно, свинство. Как и осевшая в мозгах недоумков русофобия. Они все - вполне открытые русофобы. И слово "русский" в заголовке говорит им о том, что дальше можно не читать, потому что "и так все ясно - экстремизм". Подобных негодяев активно выращивает негодяйский режим, вся его правоискривительная система. 

Книгу с записками моего деда после длительных препиретельств и моих многочисленных бесплодных попыток вразумить модераторов подробным комментарием их безумства все же удалось опубликовать. Но сколько продержится эта публикация, если те же модераторы собрали мои критические замечания по поводу их дебилизма и пошли с доносом к начальству? Если выбирать: удалить меня из ЛитРес или выгнать взашей модераторов, которые мне хамят, оставаясь анонимными? Думаю, что моя позиция невыигрышная. 

Посмотрим.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded