Category:

Александр Боханов о святой Царице Александре Федоровне

Поддержите петицию памяти историка А.Н.Боханова  http://chng.it/BPWZxyGt9f   В исторической науке современной России не так уж много выдающихся деятелей, сочетающих высокий профессионализм и гражданское мужество. Таким был Александр Боханов. Предлагаю поддержать инициативу установления мемориальной доски на доме, где историк жил в течение многих лет.

Святая Царица Александра Федоровна

Последняя Императрица Александра Фёдоровна не успела дожить до старости; Её жизнь оборвалась, когда Ей минуло только сорок шесть лет. Она родилась в мае 1872 года на Западе Германии в городе Дармштадте - столице одноименного герцогства и была убита вместе со всей Своей Семьей в глубине России в городе Екатеринбурге в июле 1918 года. 

Между этими рубежами пролегал трудный, порой до невыносимости, земной путь Принцессы, любимой и любящей Женщины, Матери, Царицы, Узницы, наполненный радостями, тревогами, надеждами, разочарованиями и потрясениями. 

Приняв в октябре 1894 года Православие, Она в ноябре того же года стала супругой Императора Николая II. Теперь Она обязана была нести вместе со Своим навек единственным Суженым ношу Царской Судьбы. Эту трагическую участь Царица разделила со всей Россией, ставшей для Неё родной. Она полюбила её всем сердцем и навсегда. 

Она - подлинная христианка, вера Её - абсолютна и безбрежна. За это и получила воздаяние Всевышнего: вместе с близкими Александра Фёдоровна причислена к лику православных Избранников Господних. Святая Царица - единственный случай за всю более чем тысячелетнюю историю России. 

Александра Фёдоровна принадлежала по происхождению к самому родовитому кругу Европы. Её бабушка (Виктория), дядя (Эдуард VII) и двоюродный брат (Георг V) являлись королями Англии, ещё один кузен (Вильгельм II) – Императором Германской империи, племянница Виктория-Евгения, супруга короля Альфонса XIII – Королевой Испании. Но при всём том, Александра Фёдоровна никакого династического тщеславия не имела. 

Сколь ни условны все исторические предположения, но есть достаточно оснований утверждать, что если бы Она могла выбирать Своё жизненное предназначение, то выбор бы пал на духовную обитель. Только в стороне от земной суеты и человеческих страстей Её чуткая душа могла бы обрести покой, найти то тихое прибежище, где властвует благочестие. 

Ей же пришлось провести жизнь не в монастырской уединенности, не в молитве, посте, послушании и милосердном служении, а в том мире, где господствовали совсем другие интересы и устремления, где бушевали невиданные человеческие страсти. Это явилось тяжелейшим испытанием для цельной и искренней христианской натуры. Ей надо было лицедействовать, убедительно изображать чужое и чуждое, играть не Свои роли в грандиозном трагикомическом фарсе на политической сцене, на которую были устремлены придирчивые и пристрастные взоры бесчисленного множества глаз. 

Она искала простоты и искренности, а встречала ложь и интриги; Она жаждала духовного общения, а наталкивалась на фальшивые позы, фразы, ужимки; Она алкала молитвенного уединения, а во след неслись злобные клеветы и дискредитирующие инсинуации. Как написала позже близкая приятельница Царицы Лили (Юлия) Ден, «Она знала и читала всё, что говорили и писали о Ней, однако, несмотря на то, что авторы анонимных писем пытались очернить Её, а журналисты обливали Её грязью, ничто не прилипало к Её чистой душе. Я видела, как Она бледнеет, как глаза наполняются слезами, когда что-то особенно подлое привлекало Её внимание. Однако Её Величество умела видеть сияние звёзд над грязью улицы». 

Людская низость удивляла, возмущала, приводила порой к вспышкам гнева. Но время и Вера научили великой христианской добродетели – смирению. Она видела живой пример подобного величия духа, которой каждодневно являл Её любимый Супруг. И в последний срок своего земного существования, в заточении и унижении, Царица овладела этим бесценным сакральным Даром. 

Замечательно о духовном подвиге Царя и Царицы написал наставник Цесаревича Алексея швейцарец Пьер (Пётр) Жильяр, остававшийся рядом с Царской семьей вплоть до Екатеринбурга. «Император и Императрица думали, что Они умирают за Отчизну. Но Они умерли за всё человечество. Их истинное величие не в императорском достоинстве, но в достижении высших человеческих добродетелей, до которых Они постепенно возвысились. Они стали духовно совершенны».

Здесь нет попытки оправдать, «обелить» образ Угодницы Божией, оклеветанной и оболганной человеческой молвой. Её лик вознесён на икону, и никакие слова добавить тут признания не могут. Жития святых обычно пишут святые, благочестивые пастыри, богословы; в этой области светскому историку делать нечего. 

…Александра Фёдоровна, если и не самый, то один из самых «нелюбимых» персонажей отечественной истории. С горечью об этом незадолго до своей смерти в 1960 году говорила сестра Николая II великая княгиня Ольга Александровна: «Из всех нас, Романовых, Аликс наиболее часто была объектом клеветы. С навешанными на Неё ярлыками Она так и вошла в историю. Я уже не в состоянии читать всю ложь и все гнусные измышления, которые написаны про Неё». 

За прошедшие с тех пор десятилетия положение качественно почти не изменилось. Негативный ракурс продолжает оставаться обязательным не только для внецерковной, но и для некоторой части православной литературы.. Даже после канонизации в 2000 году Семьи Николая II всё еще в ходу идеологически тенденциозные определения и огульные характеристики, возникшие многие десятилетия тому назад и изображающие в самом негативном свете и Николая II, но особенно Александру Фёдоровну. 

Некоторые авторы приписывают Ей просто демонические черты и даже утверждают, что эта Женщина «изменила ход современной истории»[1]. Конечно, это - баснословные утверждения, но что Она стала символом, знаком, образом величия и обречённости Монархической России в последний период её существования - в том не приходиться сомневаться.

Трудно усомниться и в том, что картина Русской истории, в силу различных причин и обстоятельств мировоззренческого, политического и даже психологического порядков, самая изуродованная, деформированная и оболганная история в ряду других великих культур. В этом контексте случай с Александрой Фёдоровной, жизнь и внутренний мир которой фактически никем беспристрастно не изучались, лишь вопиющее, но только звено - в бесконечной цепи разнузданных русофобских манипуляций. 

Поэтому возвращение в современность истинного человеческого облика Царицы есть борьбы за Русскую историю в её первозданной трагической красоте и непреходящем величии. Это есть и борьба за Православие – стержня, основы и смысла всего Русского исторического бытия. 

Последняя Царица – чудесный пример того, как человек, не имевший ни капли «чисто русской крови», в лоне Православия приобретал все фундаментальные черты русскости, отличавшие русский архетип на протяжении свыше тысячи лет. Отличительная особенность его - полная и абсолютная преданность Вере, высшей мерой которой всегда являлась человеческая жизнь. Александра Фёдоровна доказала, что Она наделена жертвенным качеством православной веропреданности. Она сумела стать полностью и окончательно русской, отдав за Бога и Россию самое дорогое, чем владела - жизнь Свою и Своих дорогих. 

Став объектом людской ненависти, Царица и на краю погибели, когда со всех сторон толпа вопила «распни Их», сохраняла то спокойное самообладание, великое мужество, засвидетельствованное еще первыми христианскими мучениками. Она совершала путь на свою Голгофу с высоко поднятой головой и знала, что, претерпев всё, Она предстанет пред Судом Всевышнего. И Она шла на Него с чистой совестью.

М.: «Молодая гвардия». Серия ЖЗЛ. 1997.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded